Реклама

Учредительная конференция 27-28 апреля 2002 г.

Наше будущее в тумане? Михаил Золотухин, Председатель Нижнетагильского правозащитного центра


НАШЕ БУДУЩЕЕ В ТУМАНЕ?


Михаил ЗОЛОТУХИН, Председатель Нижнетагильского правозащитного центра


С советского периода в нашем сознании сложился своего рода штамп: когда мы произносим слово “дети”, за ним на язык просятся два других слова - “наше будущее”. Но это самое будущее в настоящее время видится нам как-то очень туманно или, прямо говоря, наши дети в большинстве сегодня находятся на грани элементарного физического выживания.

Права детей являются для нашей организации “Нижнетагильский правозащитный центр” одним из приоритетных направлений деятельности. И здесь прежде всего нам приходится заниматься правами несовершеннолетних правонарушителей и проблемой торговли детьми.

Касаясь прав детей- нарушителей закона хотелось бы отметить следующее.

При вынесении приговора несовершенным правонарушителям судьи в большинстве случаев подходят к ним как ко взрослым преступникам, что закономерно ведет к выращиванию из них закоренелых преступников. Кроме того, при этом редко учитываются условия жизни, в которых проживал подросток до совершения преступления: довольно часто его родители (если таковые имеются вообще) являются пьяницами и не обращали должного внимания на своего ребенка- по этой причине он не мог полноценно питаться и одеваться. А это, как известно, рано или поздно ведет к нарушению подростком закона (кражам, грабежам и т.д.). Нередки случаи, когда размер выносимого судьей наказания не пропорционален совершенному подростком преступлению: он гораздо больше должного. Это в свою очередь ведет к озлоблению несовершенного нарушителя закона против государства и как следствие- к новым преступлениям.

Идут разговоры про ювенальную юстицию, когда уголовные дела по несовершеннолетним должны будут рассматривать если не в специальных судах, то хотя бы судьями, специализирующимися на данной возрастной категории. На мой взгляд, с учетом переполненности следственных изоляторов и колоний необходимо просто в экстренном порядке вводить рассмотрение подростковых правонарушений судьями, прошедшими специальную подготовку и осуществляющих правосудие в тесном контакте с детскими общественными организациями. В последнем случае мы выгадываем как минимум дважды: во-первых, общественность контролирует деятельность правоохранительных органов в отношении несовершеннолетних, во-вторых, это будет являться своего рода профилактикой, так как подрастающее поколение воочию сможет убедиться в неотвратимости и тяжести наказания за совершенные преступления.

Другая проблема, связанная с детьми, которая ежегодно усугубляется и которой приходится заниматься нашей организации- это торговля несовершеннолетними.

В настоящее время торговля людьми, и прежде всего- торговля несовершеннолетними, в частности, девочками-подростками, получает все большее распространение среди преступных группировок во всем мире. Она приносит преступникам баснословные барыши и находится на третьем месте по уровню дохода после торговли наркотиками и оружием. Продажа только одного подростка в зарубежный бордель приносит торговцу “живым товаром” несколько тысяч долларов. Почему именно несовершеннолетними стараются торговать преступники? Дело в том, что, в этом случае снижается вероятность наличия у человека вируса СПИДа. Вместе с тем, преступникам приходится учитывать тот факт, что, чем меньше возраст ребенка, тем сложней будет его переправить за рубеж.

В данный момент нашей организации приходится заниматься делами нескольких девочек из Нижнего Тагила, которые все были похищены в 17-летнем возрасте. Также характерно, что у большинства из них имеется только один из родителей- мать.

Одна из девочек-подростков К. после своего исчезновения и четырех месяцев молчания позвонила из Швеции. Ее хозяин разрешил ей позвонить по сотовому телефону. Как она оказалась в другой стране и с чужим литовским паспортом, не помнит. Занимаясь данным делом, после обращения в наш Правозащитный центр матери девочки, нам удалось выяснить, что переправка через границу “живого товара” осуществляется следующим образом.

После похищения подросток доставляется автомобильным транспортом в один из специальных центров в странах Прибалтики: например, в Риге или Каунасе. Это позволяет сделать упрощенный вариант пересечения границы с Россией. Для подростка изготавливают на настоящем бланке поддельный паспорт- с добавлением в нем возраста до совершеннолетнего и изменением имени и места регистрации на местные. Кстати, поддельный паспорт можно купить в той же Риге за денежную сумму в 500- 2000 долларов. Затем подросток перевозится в одну из стран Скандинавии или другую страну, с которой у страны пребывания упрощенный вариант пересечения границы. При перевозке ему чаще всего вкалывают дозу наркотика- почему он и не помнит после этого, как оказался за рубежом. В результате всего подросток уже под другим именем попадает в один из центров по торговле “живым товаром”- выбраться оттуда очень проблематично.

Похищения людей и их продажа за рубеж уже сегодня фактически являются национальной трагедией России. В УК РФ имеется ст.126 (“Похищение людей”), но много ли мы знаем примеров по территории России (за исключением кавказских республик), когда преступники, похитившие и продавшие людей за рубеж, понесли заслуженное наказание? Правоохранительные органы, спецслужбы отмахиваются от родителей и родственников похищенных как от назойливых мух. В качестве иллюстрации следует сказать, что вышеописанным делом К. органы МВД и ФСБ занялись только после того, как узнали, что она попала за границу по поддельным документам.

В завершение хочется привести слова директора Уральского института молодежи Галины Александровны Гриценко, сказанные ею недавно в интервью одной из газет Свердловской области: “Не спасем молодежь - и Россию не спасем”.

Надеюсь, что новое общественное объединение сможет значительно улучшить ситуацию в РФ с правами детей.

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч