Реклама

Новости

Социально активная личность действительно способна изменять ситуацию в лучшую сторону


"Социально активная личность действительно способна изменять ситуацию в лучшую сторону":

интервью главы Центра социальной помощи семье и детям ЗАТО Железногорск (Красноярский край)

ИА REGNUM продолжает тему развития инновационных социальных технологий, в частности, связанных с помощью людям, страдающим алкогольной и наркотической зависимостью. О своего роде естественном эксперименте in vitro, о внедрении таких технологий в замкнутом сообществе "закрытого" города, корреспонденту агентства рассказал директор Центра социальной помощи семье и детям ЗАТО Железногорск (Красноярск-26), представитель Фонда "Нет алкоголизму и наркомании" (НАН) в Красноярском крае Максим Горшков.

REGNUM: Максим Валентинович, расскажите, пожалуйста, о вашем городе. Что из себя представляет Железногорск?

Наш город находится недалеко от Красноярска - всего в 50 километрах; город уникальный, единственный в мире по своим производствам - гигантские гранитные выработки, где раньше размещалось атомное производство, хранилища отработанного ядерного топлива, уникальное предприятие - НПО Прикладной механики им. академика Решетнева, разрабатывающее космические технологии и т.п. Мы считаем, что живем в наукограде, хотя официально такого статуса город не имеет. Население около 100 тыс. человек, при этом уровень образования достаточно высокий, поскольку первыми жителями Железногорска были выходцы из Москвы и Ленинграда, приехавшие по комсомольским путевкам поднимать наши наукоемкие предприятия. Даже по архитектуре наш город необычен и напоминает Санкт-Петербург.

REGNUM: Эти качества города, а также то, что он является закрытым административно-территориальным образованием, придает ли ему какую-то специфику с точки зрения проблем людей с зависимостью?

Да, придает. Модель города позволяет внедрять новые формы работы, проводить качественный мониторинг и тиражировать успешную технологию. А если конкретно брать алкоголизацию населения или наркоманию, то в отличие, скажем, от Красноярска, у нас это имеет пока еще более скрытые формы. Если в открытых городах такие асоциальные элементы видны буквально на каждом углу, то у нас эта категория старается быть незаметной. В процентном отношении к населению их конечно, не намного меньше, но они не так видны на улицах города и на производствах.

REGNUM: Это проблема, или это наоборот положительное явление?

Я думаю, что в этом есть положительная сторона, но минус в том, что определенная часть общества, не замечая эти явления, самоустраняется от решения соответствующих проблем. Другая часть проблемы - то, что город долгое время был чрезвычайно благополучен; по сравнению с Красноярском это был просто оазис коммунизма - полные магазины, чистота... А сейчас, когда произошли гигантские сокращения на градообразующих предприятиях, и уровень зарплаты в Красноярске стал выше, чем у нас, выяснилось, что не все люди справляются с этим. Часть жителей даже не делают попытки выбраться из тупика или перебраться "на большую землю"; такие люди сгорают - пополняют ряды алкоголиков и наркоманов.

Надеюсь, горожане не обидятся, если я скажу, что в результате прежнего благополучия у многих развились иждивенческие настроения. Грубо говоря: "Я могу гадить у себя в подъезде, потому что все равно кто-то придет и уберет за мной". Можно не замечать, можно проходить мимо... Но, скажем, можно видеть, как различаются два соседних подъезда - в одном грязь, а в другом чисто, цветы и т.п. Это же зависит от нас самих - где мы хотим жить и в чем мы хотим жить, и этот принцип распространяется на все проблемы, включая проблему зависимости.

REGNUM: С какими зависимостями вы имеете дело?

Зависимость может быть любая - от алкоголя, от наркотиков, от еды, от игровых автоматов, от собственной неконтролируемой агрессивности... Главное, что люди, которые хотят быть трезвыми и независимыми, объединяются для решения своей проблемы. Сейчас на площадке нашего Центра работают группы анонимных алкоголиков, группы анонимных наркоманов, группы созависимых людей, у которых в семье есть зависимые от алкоголя, наркотиков и т.п. Начинаем работу с зависимостью от азартных игр. Есть группы с религиозным уклоном, принадлежащие к той или иной конфессии, а есть группы, чисто светские. И самое главное, что группы не нуждаются в финансировании. Наоборот, согласно традициям, члены групп должны самостоятельно обеспечивать свое выздоровление и возмещать принесенный своей зависимостью урон.

REGNUM: По какой методике работают эти группы?

По программе "Двенадцать шагов". Я считаю, это самая эффективная методика, потому что она не довлеет над личностью, никому ничего не навязывает, не обязывает ни к чему. Это методика группового решения проблемы. Человек видит рядом человека, у которого такая же проблема как у него и, что особенно важно, воочию видит людей, которым удалось сделать успехи на пути избавления от зависимости. Это помогает человеку удерживаться в состоянии ремиссии, помогает социализироваться. В группах возникают достаточно крепкие дружеские отношения, так что люди продолжают помогать друг другу уже и за рамками этих групп. Им самим это выгодно, потому что, помогая другому, выздоравливающий алкоголик или наркоман на самом деле помогает себе.

REGNUM: Как давно такие группы действуют в Железногорске?

Первый носитель технологии анонимного движения появился в 1994 году, а первая устойчивая группа анонимных алкоголиков окончательно сформировалась к 1998 году. Ее участники и сейчас по-прежнему остаются в движении; это уже мощные, опытные профессионалы, которые тиражируют свой опыт на территории Сибирского федерального округа.

REGNUM: Почти двенадцать лет, это достаточный срок. Что можно сказать об эффективности таких групп?

Эффективность очевидна. Ежемесячно через наш Центр проходит около 400 человек. Я считаю, что это очень много. Положительная динамика налицо. В людях формируется потребность в оказании помощи ближнему и вне групп. Приведу пример - девушка-алкоголичка, живет в разбитой, асоциальной квартире; группа выезжает к ней, чтобы помочь прибраться, сделать мелкий ремонт, вставить окно, а среди этих людей - начальник отдела какого-то серьезного производства, бизнесмен, и т.д., и одно это уже может поднять эту девушку с колен. И я хочу подчеркнуть - это сделала не система социальной защиты, а сами люди! Это то, что называется "среда протянутых рук", из которой не хочется уходить, в ней хочется оставаться.

REGNUM: Чего вы ждете от государственных служб?

Власть должна понять, что такие движения надо поддерживать, предоставляя условия для собраний групп, давая возможность подобным технологиям встраиваться в действующие социальные или образовательные структуры. Сейчас, кстати, в нашем городе совместно с подмосковной Дубной и их американским городом-побратимом Лакрост реализуется проект по здоровому образу жизни, в рамках которого происходит развитие той самой "среды протянутых рук". Смысл состоит в том, что где бы ни находился человек, страдающий от той или иной проблемы - на работе, на учебе, по месту жительства - везде может найтись другой человек - не облеченный властью, а обычный человек, его сосед, коллега, одноклассник, - который ему подскажет, где можно получить помощь и получить ответ на самые болезненные вопросы из уст человека, который на своем опыте пережил это.

REGNUM: Но ведь наряду с теми группами самопомощи, которые вы описываете, в городе продолжают существовать традиционные медицинские структуры, работающие с людьми, страдающими от той или иной зависимости...

Да, и надо сказать, что у наркологического отделения медико-санитарной части, некоторое время назад были проблемы, связанные с тем, что было мало обращений. Но я хотел бы подчеркнуть, что ни в коем случае не противопоставляю двенадцатишаговую методику и медицину. Наши группы не отрицают профессиональную медицинскую помощь и тем более не стремятся ее подменить. Дело в другом. У нас в Центре нет стационара, хотя мы можем поставить раскладушки и создать условия для временного пребывания людей. Ведь если в наркологии их кормят, дают таблетки и иногда посылают куда-то на работу (бесплатно), то у нас нет еды для них, и белье они сами себе стирают, и должны сами зарабатывать, но при этом пребывание у нас имеет совсем другой смысл. К нам приходят не для того, чтобы снять интоксикацию или "переломаться". Для опытного алкоголика или наркомана понятно, что это не цель, они знают, что могут "перекумарить насухую", но что дальше? Где те инструменты, которые могут поддерживать их после этого? К нам они уже приходят за пониманием, за смыслом и мотивацией, за осознанием и личностным ростом.

REGNUM: А как вы решаете проблему межведомственного взаимодействия?

Мы, безусловно, исходим из необходимости профессионального сотрудничества с медициной и образованием. Сущность био-психо-социо-духовного подхода, который мы исповедуем, я бы кратко обозначил так: мы имеем дело с цельной личностью, поэтому действуя только в одном каком-то направлении, проблему не решить; нельзя, скажем, дать человеку работу и ожидать, что от этого у него все станет хорошо, нельзя заниматься только его психикой или только производить детоксикацию, надо заниматься всем одновременно - социализацией, нравственностью, здоровьем психическим, физическим и, конечно, душевным. Тут необходимо участие всех заинтересованных структур.

REGNUM: Как вы привлекаете граждан? Ведь, известно, что это серьезная проблема - мотивация на лечение...

Мы сами пришли к тому, что одним из направлений нашей работы стала работа с сопротивлением лечению, потому что профессиональную медицинскую помощь ничем нельзя заменить. Мы стремимся снять с наркомана иллюзию, что надо хранить свою болезнь в тайне, убеждаем, что нет ничего страшного, удивительного и обидного в том, что в те три года, что он будет стоять на учете, его не возьмут в космонавты или подводники. Нужна трезвая оценка себя и своего заболевания. И мы достаточно успешно мотивируем человека к лечению. При этом, когда, пройдя через нас, человек обращается в наркологическое отделение, у врача, со своей стороны, повышается интерес к этому пациенту, потому что он видит, что перед ним не "перекумарщик", а человек готовый слушать доктора и мотивированный лечиться.

Кстати, у нас ведь существует гигантский рынок предложений от разного рода оккультистов, магов и врачей-шарлатанов, которые зазывают к себе людей с зависимостью, обещая им быстрое исцеление. Но в группе люди, испытавшие те или иные методики, делятся своим опытом, и благодаря этому многие получают иммунитет от такого шарлатанства. Они уже не понесут безумные деньги псевдолекарю.

REGNUM: А как насчет ресоциализации людей через группы самопомощи? Удается ли возвращать кого-то в общество?

Безусловно. Можно наблюдать, как благодаря группе, групповому сознанию в человеке формируется новое отношение к себе, к своему предназначению, к возможным путям своей реализации как личности. Когда, глядя на других членов группы, на их успехи, человек приобретает веру в выздоровление на основе собственных усилий, собственным трудом, это означает, что к нему возвращается вера в себя. Сами члены групп в таком случае могут предлагать ему работу и здоровый досуг. Уже формируются бригады и даже целые фирмы, состоящие из людей, которые познакомились в группе и принадлежат к тому или иному анонимному сообществу.

REGNUM: Можно несколько слов о конкретных людях?

Хорошо. Приведу несколько примеров. Пришел к нам в Центр на собрание группы человек - бич, бомж, давно разведен, сын живет с матерью, которая тоже ведет не совсем здоровый образ жизни, в трудовой книжке у него пять 33-их статей (имеется в виду ст. 33 КЗоТ РФ, предполагавшая увольнение работника в связи с нарушениями трудовой дисциплины - прим. ИА REGNUM), то есть с такой трудовой книжкой на работу устроиться просто невозможно. Через год нахождения в сообществе мы буквально с боем устроили его на работу (он специалист-электрик). С тех пор прошло четыре года. На данный момент, это лучший работник муниципальной организации. Вокруг него здоровая среда. Он сделал в своей квартире ремонт, купил себе DVD. Кстати, это важно - он купил себе современную, модную вещь, о которой говорят; это само по себе показывает, что он ориентирован на активную жизнь, на то, чтобы занимать определенное место в обществе, что у него появились разнообразные интересы. Он забрал к себе сына, которого обеспечивает и воспитывает.

Другой пример - наркоман, потерявший все, который прошел реабилитационную программу и образовательную программу подготовки консультантов по химической зависимости. Теперь он ведущий группы и безвозмездно оказывающий консультационные услуги.

Еще пример - пришел сильно пьющий рыночный торговец, а сейчас он является владельцем, пусть маленьких, но двух магазинчиков. А есть случаи, когда люди, имевшие бизнес и потерявшие его, не стремятся его восстановить, а просто счастливы, что они живы. Они чувствуют, что обрели нечто большее, чем бизнес. Главное всегда помнить о неизлечимости хронического заболевания и сути зависимости, и в то же время - о возможности устойчивой ремиссии и выздоровления путем духовно-нравственного роста, выработки активной жизненной позиции.

REGNUM: Итак, групповые методики весьма эффективны с точки зрения ресоциализации, то есть явным образом выгодны для общества? Сознают ли это власти? Ощущаете ли вы поддержку с их стороны? Сначала, конечно, нам было тяжело. Приходилось идти против стереотипов, которые годами нарабатывались в системе соцзащиты. Были попытки ликвидировать наш Центр, оставить его без финансирования, потому что старой и инертной системе невыгодно менять подходы. Невыгодно впускать общество в решение собственных проблем. Но сейчас, я надеюсь, что это позади, потому что мы делом доказываем нашу эффективность. Сейчас нас поддерживает глава города Геннадий Яковлевич Баховцев и ряд депутатов - те, кто своими глазами видят, как мы работаем и какая у нас цель.

REGNUM: Какие у вас отношения с региональными структурами Красноярского края?

В последнее время, после того, как социальные учреждения передали из ведения города в ведение субъекта Федерации, у нас серьезное взаимодействие с краем. Нам оказывает профессиональную поддержку заместитель губернатора Красноярского края Сергей Витальевич Казаченко. И в Агентстве социальной защиты населения Красноярского края есть уникальный руководитель - Ольга Юрьевна Иванова. Это человек, который делает все, чтобы инновационные социальные технологии проникали в эту службу. Она чувствует выгоду государства от того, что граждане становятся здоровыми, и как профессионал понимает, что нельзя к каждому человеку приставить социального работника. Значит, нужно искать новые, более эффективные методики. Сейчас к нам приезжают представители Красноярска и других городов, знакомятся с нашим опытом. Нам даже предложили стать методическим центром по распространению групповых программ, но мне хотелось бы, чтобы мы все-таки остались, прежде всего, практическим центром.

В общем, я бы сказал, что власть постепенно начинает видеть пользу от инновационных социальных методик. Я надеюсь, что со временем мы дойдем до цивилизованного социального заказа, когда власть будет формировать перечень задач и проводить конкурс между учреждениями для их решения, и тут, я убежден, выявится еще одно наше преимущество. Между прочим, такого финансирования как у нас, не было ни у кого. Оно просто минимальное. И я думаю, что все должны (в русле конкурсной системы) стремиться к оптимизации расходов и их качеству. И это на фоне общей практики, когда в системе социальной защиты большие средства зачастую растрачиваются совершенно неэффективно.

REGNUM: Какие еще направления развития инновационных социальных технологий вы считаете перспективными?

Мы у нас в городе не одиноки. У нас есть замечательный авторский проект Ирины Зыкиной (руководитель сектора "Социальное проектирование Фонда НАН, г.Железногорск) "Школа осознанного родительства" - общественная структура, которая добилась поразительных результатов в решении социально-психологических проблем семьи, помощи в реабилитации детей и подростков, развитии здорового образа жизни молодежи и т.п. Мы партнеры, что вполне естественно, учитывая те задачи, которые стоят перед ними и перед нами.

Они делают основной упор на работе с зависимостью от старых, привычных (и далеко не всегда эффективных) моделей поведения. Человеку гораздо проще и комфортнее продолжать "страдать", чем активно менять свою жизнь.

За пять лет существования, преодолев много трудностей, им удалось выстроить систему помощи семье, которая охватывает семью на всех этапах ее развития (от зарождения семьи, появления ребенка, его развития, вступления ребенка в подростковый период и т.д.). Ведь давно известно, что все наши жизненные сценарии мы черпаем из своей семьи. И главная цель всей работы - формирование родителей, ответственных и активных в построении благополучного будущего не только своего, но и своих детей.

Данный общественный проект - это попытка создать структуру, альтернативную государственным учреждениям, где вся деятельность выстраивается исключительно исходя из запросов и потребностей клиентов. Причем, вся работа в этой Школе ведется на общественных началах, а основной источник финансирования - благотворительные взносы, пожертвования и грантовая поддержка.

На счету Школы уже девять выигранных грантов: от городских, краевых до общероссийских. И положительная грантовая история позволила ей провести в Железногорске городской обучающий семинар "Социальное проектирование", на котором более 100 человек (от школьников до пенсионеров) получили представление о том, как писать социальные проекты, правильно устанавливать причинно-следственные связи в постановке проблемы. В результате к краевому и городскому конкурсам 2006 года было подготовлено около 25 проектов, ставящих своей целью решать разноплановые социальные проблемы города, в том числе и проблемы зависимостей. Лучшие проекты готовы поддержать предприниматели города.

Это доказательство того, что социально активная личность действительно способна изменять ситуацию в лучшую сторону.

Надо преодолевать государственный патернализм. Необходимо внедрять ювенальные технологии, социальное посредничество и линейную схему реабилитационного пространства. Содействовать созданию финансово необременительных, а в последствии полностью самостоятельных социальных подразделений.

Мы хотим создать сеть загородных общин и реабилитационных сообществ. Многофункциональную социальную гостиницу. Школу консультантов по химической зависимости с соответствующим дипломом специалиста.

Я уже несколько лет мечтаю создать и приют для несовершеннолетних - нормальный, человеческий приют. Не "концлагерь", не пафосный и показательный объект "для чиновников", а здоровую, свободную площадку, куда несовершеннолетний может просто прийти сам - за помощью или просто с вопросом, и чувствовать там себя защищенным, потому что это место не карательное, потому, что это доверительная среда - "среда протянутых рук".

REGNUM: Чего же вам не хватает? Какие еще шаги нужно предпринять?

Город Железногорск является уникальной площадкой для отработки и апробирования новых технологий. Мы хотим иметь возможность, а так же желание власти тиражировать на Красноярской земле научный и практический потенциал, накопленный Фондом НАН, Российским союзом "Гражданское общество - детям России" Эллы Александровны Памфиловой, Российским государственным социальным университетом, комитетом Государственной Думы по делам женщин, семьи и детей, под руководством Екатерины Филипповны Лаховой.

Мы предлагаем свои силы и опыт. Мы хотим активно участвовать в строительстве гражданского общества. Мы считаем, что средств, в социальной сфере предостаточно, необходимо только рационально и эффективно их использовать.

REGNUM: Вы говорите об очень разных социальных технологиях - связанных и с самопомощью и взаимопомощью взрослых, и с осознанным родительством, и с помощью проблемным детям; нет ли у вас ощущения, что именно в такой форме - абсолютно неполитической - и происходит гражданское развитие нашего населения? Ведь в основе всех этих технологий лежит одно и то же - развитие чувства собственного достоинства человека, воспитание уважения к другому человеку, пробуждение способности видеть в другом такого же как я и уважать в нем его индивидуальность. Не в этом ли проявляется освобождение нашего общества от советского наследия?

Да, я думаю, это совершенно очевидно. Это самый волнующий и жизнеутверждающий факт для людей, которые вышли из-под влияния тех жестких шаблонов, в которых мы жили. Для кого-то это были тяжелые, а для кого-то и сладкие оковы, но все равно оковы. И я всегда стараюсь показать, что есть выбор в выборе: я вошел в дверь, а за ней - еще одна дверь, а за ней - еще и еще, и этим дверям нет конца, и я сам делаю выбор.

REGNUM: Это и есть состояние свободного человека. Абсолютно свободного и абсолютного ответственного.

Да. Свободного и ответственного и за себя, и за тех, кто его окружает. И я думаю, что если развитие общества в этом направлении будет продолжаться, наша страна станет цивилизованной страной. Процент людей, которые приняли это состояние свободного человека, вдохнули в себя этот воздух, который выдохнуть будет невозможно, будет расти, и тогда у нас все будет хорошо.

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч