Реклама

Новости

Элла ПАМФИЛОВА: моя прямая функция – рассматривать конкретные жалобы конкретных граждан


18 марта депутаты Госдумы утвердили предложенную президентом РФ кандидатуру Эллы Памфиловой на пост уполномоченного по правам человека в РФ. О том, как обстоят дела в России с защитой прав человека и проблемах, которые придется решать в первую очередь, российский омбудсмен рассказала в интервью ИТАР-ТАСС.


- Отвечая на вопросы депутатов Госдумы 18 марта, вы заявили о необходимости укрепления института региональных уполномоченных по правам человека. Как именно его следует укрепить и нуждается ли федеральный омбудсмен в расширении полномочий, в новых инструментах?

- Помимо высокого уровня коррупции независимость, качество и доступность  правосудия является  одной  из самых серьезных проблем, с которой придется столкнуться в своей деятельности - каким образом, не вмешиваясь в  компетенцию судов, не подвергая сомнению их независимость, противодействовать неправосудным, несправедливым решениям? К сожалению, пока все действующие механизмы малоэффективны. На отработке этих механизмов придется сосредоточиться с самого начала работы в качестве уполномоченного. 

Что касается вашего вопроса,  то правозащитное сообщество высказывало пожелание о наделении уполномоченного по правам человека в РФ правом законодательной инициативы.  Но, видимо, не стоит начинать свою деятельность с  того, чтобы  добиваться дополнительных полномочий. Сначала  необходимо освоить во всей полноте нынешний потенциал, все инструменты, уже существующий  ресурс.  И лишь затем, переосмыслив, делать какие-то выводы. Словом, пройти через определенный личный опыт.

Что касается института региональных уполномоченных по правам человека, то он нуждается в усилении по нескольким  направлениям, включая гибкую, динамичную, интерактивную координацию как с федеральным уполномоченным, так и между собой.  И важнейшая задача -  сделать их более независимыми от местного административного давления, законодательно укрепить их иммунитет.  Для того, чтобы они были более свободны в постановке и решении сложных, и во многом неприятных проблем, неприятных для местного начальства, для местных правоохранителей, острых и существенных для граждан.  Создание в определенной степени вертикали уполномоченных, в смысле защиты от административного произвола. Каким образом, как назначать, кто отзывает – я сейчас не буду вдаваться в детали.  Но это изменение может повлечь другое – качество, кадровый состав. Приводятся примеры, когда назначается /уполномоченным/ близкий родственник  местного начальника,  более того - человек с репрессивным мышлением. Очень важно, чтобы в правозащиту и на должности уполномоченных приходила новая волна правозащитников, современно мыслящих, глубоко чувствующих проблемы людей, которые обращаются за помощью. С другой стороны, очень важно укрепить  позиции тех региональных уполномоченных, кто накопил бесценный опыт и готов делиться им со своими коллегами.

- Правозащитное сообщество выступало с инициативой передачи функций по формированию общественных наблюдательных комиссий по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания /ОНК/ от Общественной палаты РФ уполномоченному по правам человека. Как вы относитесь к этому предложению?

- Эта инициатива – следствие того, что пока многие ОНК действуют формально , и далеко не все  из них работают эффективно.  Очень важно, как формируются эти комиссии, и как осуществляется подготовка и обучение людей для этой сложнейшей деятельности в ОНК.

Я ко всем инициативам, которые были сформированы до моего прихода на эту должность, отношусь с глубочайшим уважением. Но мне, прежде  чем выходить с предложениями,  надо пропустить все  через себя, через собственный опыт.  Я очень благодарна Владимиру Петровичу  Лукину за его помощь и поддержку на этом этапе.

 - Как будут строиться отношения с уполномоченными по правам при президенте РФ, в частности, с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым и уполномоченным по правам ребенка Павлом Астаховым?

- Вместе с Борисом Титовым мы являемся сопредседателями центра общественных процедур «Бизнес против коррупции». Года два вместе работаем, не менее двух раз в месяц рассматриваем острейшие ситуации в отношении бизнеса.

Уполномоченный по правам человека в России – это должность конституционная. Охватывает всех граждан России, включая детей и бизнесменов, всех граждан, независимо от их особенностей возрастных, профессиональных, социальных и прочих.

С учетом того, что проблем с бизнесом и детьми много - тут не может быть конкуренции. Всем работы хватит. Просто у нас статусы разные. Очень многие ставят вопросы – зачем /нужны еще уполномоченные/ или хорошо бы они были в одном подчинении на уровне заместителей. Для меня эта проблема сейчас абсолютно неактуальная.  

- Тема защиты прав детей вам близкая…

- Очень. Самая близкая.

 - Пять лет назад у нас в стране из приемной семьи Агеевых были изъяты дети. Эта история обошла все федеральные телеканалы и СМИ. Приемные родители выиграли дело в Европейском суде по правам человека. ЕСПЧ решил, что государство необоснованно вмешалось в дела семьи. Однако российские суды отказываются пересматривать решение об отмене усыновления, ссылаясь на необходимость соблюдения стабильности судебных решений. Ваш предшественник Владимир Луин  поддерживал семью Агеевых. Вы намерены продолжить заниматься этим делом?

- Я буду заниматься всем, что передаст мне Владимир Петрович /Лукин/. Все, что передаст мне «по наследству» все буду развивать и продолжать.

В данном случае тезис о стабильности судебных решений не выдерживает  критики.  Статья 2 Конституции РФ говорит - «права и свободы человека – высшая ценность». Суды – это средство для обеспечения прав и свобод.  Аргумент этот /о стабильности решений/ не должен использоваться для того, чтобы отмахнуться от серьезного пересмотра дел, когда в этом есть необходимость.  Если ради «стабильности»  «штампуется» и тиражируется заведомо неправосудное решение, этот тезис становится абсолютно неприемлемым, глубоко порочным.  

Кампанейщина /в защите прав детей/ – это отсутствия внятной семейной политики. Как следствие – вместо того, чтобы создавать условия для укрепления семей, под разными предлогами начинают изымать детей.  Главные беды в защите прав детей происходят от бессистемности, слабой межведомственной координации и высокого уровня коррупции в этой сфере.

- В Госдуму внесен законопроект о возможности восстановления прав усыновителей. Кровные родители, лишенные прав могут их восстановить, а усыновители пока нет. Каково Ваше отношение к этой инициативе?

- Я поддерживаю саму идею о возможности восстановления прав усыновителей. Необходимо правовое обеспечение системы поддержки семьи. Создание благоприятных условий для усыновления и укрепления традиционной семьи, создание центров семейной помощи – вся система должна исходить из интересов ребенка и семьи.

- Еще одна детская тема, которой занимался Владимир Лукин – нарушение прав многодетных родителей на бесплатный проезд на общественном транспорте.  Вопреки президентскому указу о мерах по социальной поддержке многодетных семей, региональные законы предоставляют право бесплатного проезда лишь одному из многодетных родителей.  С участием представителя уполномоченного был выигран суд в Москве, отменивший штраф  в отношении многодетного отца, воспользовавшегося социальной картой супруги. Но законодательно на региональном уровне вопрос пока не решен. Хотя на этот счет были и обращения СПЧ, Общественной палаты, и прокуратура направляло соответствующее письмо московским властям...

- Сам бог велел поддерживать многодетные семьи, которых у нас не так много. Поддерживать на всех направлениях. Заявленная политика нередко противоречит практике. У многодетных семей проблем довольно много, и решаются они далеко не всегда эффективно.  Конечно, в рамках своей компетенции я буду содействовать их решению.

- Оппозиция утверждает, что в стране есть «политические заключенные». Вы признаете их существование в России?

- Если человек занимается политической деятельностью,  но осужден по какой-то уголовной статье, то общество воспринимает его как политического заключенного…

Как уполномоченный по правам человека я, прежде чем заявлять, что  осужденный  – политический заключенный,  обязана внимательно изучить все факты и обстоятельства. Этими словами нельзя разбрасываться.  И если есть хоть малейшая  правовая «зацепка», необходимо добиваться восстановления нарушенных прав. Хочу подчеркнуть: нельзя девальвировать сам термин «политический заключенный».  Уполномоченный каждое свое слово должен подтверждать серьезными аргументами, обосновывающими наличие политических мотивов в деле того или иного осужденного.  В этом случае необходимо добиваться восстановления нарушенных прав человека с удвоенной энергией.

Уходить от этих проблем,  как и от других, я не намерена. Согласно закону, уполномоченный не имеет права заниматься политической деятельностью, но защищать политические права, наряду с другими  -  гражданскими, социально-трудовыми,  экономическими , экологическими , культурными и иными, – это его святая обязанность.

- Как вы оцениваете ситуацию с правами человека в России?

- Посмотрим на один  из недавних опросов «Левада-центра».  Больше всего  общество тревожат рост цен, бедность, безработица, коррупция.  Пункт  «Ограничение гражданских прав, демократических свобод, свобода слова, печати, передвижения и прочее»  оказался в самом хвосте опроса – всего  4 процента опрошенных озабочены этим.  Т.е., на уровне, едва превышающем статистическую погрешность. Что это? Или  люди считают, что степень  их прав и свобод вполне их устраивает, или для большинства  это не имеет значения? Пока у  меня нет ответа на этот вопрос.  Разного рода опросов много, а вот серьезного системного исследования по ситуации с правами человека  никем не проводилось.

С моей точки зрения, ситуация неоднозначная. С социально-трудовыми правами не так плохо, уровень безработицы приемлемый, уровень благосостояния выше, чем  в прежние времена, несмотря даже на недопустимо высокую степень разрыва между бедными и богатыми. 

А вот с экологическими правами, качеством и доступностью  образования, как и здравоохранения, все довольно тяжело. Вопиющая проблема – пытки в местах заключения, как варварский анахронизм, недопустимый в 21-м веке. Много других острых проблем.

Скоро будет опубликован доклад уполномоченного, подготовленный Владимиром Петровичем Лукиным, о состоянии с правами человека в России в 2013 году, он даст более объективную картину на основе собранных материалов, и послужит мне руководством к действию. 

- Исходя из вашего ответа, можно предположить, что вы сосредоточитесь на проблемах соблюдениях экологических прав, прав на образование и здравоохранение?

- Моя работа во многом будет зависеть от характера обращений. Моя прямая функция – рассматривать конкретные жалобы конкретных граждан. Будет 50% жалоб по ЖКХ – буду заниматься ЖКХ.

Но это не исключает другую ипостась – системную. Анализируя жалобы, исходя из массовых нарушений прав, уполномоченный готовит системные предложения по улучшению ситуации с правами человека, в том числе и на законодательном уровне.

Если будет перекос в сторону только работы с жалобами, если не заниматься системными проблемами, то количество жалоб будет нарастать, как снежный ком. Если заниматься только системными проблемами, то люди не получат конкретной помощи. Тут одно должно усиливать другое.

Впрочем, это только предварительные размышления, ситуация меняется так стремительно, что каждый день будет вносить свои коррективы…

 

Беседовал Борис Клин

/ИТАР-ТАСС, Москва/ http://itar-tass.com

 



ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч