Реклама

Новости

Александр Гезалов. Эффект тумбочки


До 1 июля все российские сироты, находящиеся на попечении государства, должны пройти повторную диспансеризацию. По словам вице-премьера Ольги Голодец, из стандартов оказания помощи таким детям необоснованно исключили, в частности, курсы химиотерапии, эндопротезирование и кохлеарную имплантацию. После того как детей осмотрят и уточнят их диагнозы, это лечение, возможно, вернут.  А детям гарантируют всю медицинскую помощь, в том числе и высокотехнологичную, а также поддержку психологов.


Самый известный выпускник детского дома в России и член рабочих групп в Открытом правительстве, Совете Федерации и Госдуме по проблемам сиротства, шеф-редактор сайта «Успешные сироты.ру» Александр Гезалов – о том, кто и что на самом деле требует обследования и каким должен быть детский дом.

В лучших традициях Советского Союза на днях опять на самом высшем уровне сказали или, точнее сказать, заказали, что надо провести диспансеризацию детей-сирот и детей, живущих в школах-интернатах. Это якобы поможет детям. Вот только не ясно чем.

Диспансеризация существует с незапамятных времен, вот только во многих случаях она никак не влияла на их здоровье. Чаще всего интернат имеет такую инфраструктуру, что дети в нем просто живут и учатся, а блока, связанного с их реабилитацией, нет вообще. Только каждое лето детей везут на море или в детский лагерь, и в учреждении они ждут этого спасительного часа.

Поэтому даже если выявят, что здоровье ребенка запущено, кто будет «реализовывать новые подходы» к лечению? Чтобы, к примеру, в учреждении был не один массажист, а целых пять? Или чтобы в учреждении было оборудование, позволяющее детям поправить здоровье, не дожидаясь поездки на юг летом?

Или взять те же пресловутые ПМПК (психолого-медико-педагогические комиссии –прим.ред.). Скорее надо их проверить на обоснованность постановки диагноза детям, живущим в институциональных системах. Ведь тот же пресловутый ФЗ №83 о подушевом финансировании сирот подталкивает систему к тому, чтобы находить диагнозы для повышения себе, родной, заработных плат. Постановка  на учет ребенка априори делает его зависимым от системы, которая диспансеризацию проведет, чтобы еще раз впаять ему диагноз. А значит, круг опять замкнется.

Или даже если, скажем, она выявит, что часть детей все же здоровы и могут пойти в систему семьи, наши современные детские дома реально часто упакованы лучше любой семьи, потому что эту упаковку в том числе улучшают и те же созданные властью попечительские советы, состоящие из представителей партий и бизнеса. То есть одной рукой мы гнобим систему, другой дарим ей щедрые данайские плоды. Опять пресловутые двойные стандарты.

Я как человек, прошедший эту систему, хорошо вижу настоящий посыл всевозможных инициатив: что называется, главное – чтобы был сам процесс. Это система, которая не видит каждого ребенка, так как общий чох весьма привлекательней. Сделали заявление, бумажка укатилась вниз, а как это повлияло на судьбы детей – уже не так важно.

Это историческая «традиция», когда в детские дома и школы-интернаты приезжали из ОБЛОНО и РАЙОНО, чтобы провести проверку тумбочек и прикроватных комнат. Никого не интересовало то, чем же занимается вся система сиротских учреждений. Как и чем живут дети, какой микроклимат в детском коллективе и во взрослом. Так сейчас действует господин Астахов: детские дома уже знают, что в тумбочку надо положить мыло и мочалку и тогда детский дом принимается как пятизвездочный. Меня настораживает такой подход, как и публичная порка руководителей сиротских учреждений, которым вместо инструментария дается взбучка или увольнение.

И если этот менторский подход будет жить и далее, детские дома и школы-интернаты будут проводить показательные диспансеризации, устраивать концерты и рисовать рисунки, а вот ребячье созидание так никому и не будет известно. Потому что это неважно, главное чтобы было много шуму и пиару. А дети – они же сироты, они же ничьи, с ними все можно делать и тебе за это ничего не будет.

Итак, всеобщая диспансеризация сирот – это формальный, несистемный подход к проблеме. Говорить о каких-то заболеваниях, которые были бы специфичны именно для детей из детских домов, неправильно. Как неправильно делить и типизировать их и по другим признакам, которые сейчас предлагают. Допустим, по возрастному критерию: подростков выделять в отдельную группу. Самое главное – это история каждого конкретного ребенка, как и откуда он попал в детский дом. Именно она формирует запрос, в зависимости от специфики которого можно выделять какие-то группы.

Общая главная проблема воспитанников детских домов заключается в том, что они не готовы к выходу из системы. Они слабо представляют самих себя, внешний мир, совершенно не знают, что такое социальные объекты и как с ними взаимодействовать, у них низкая самооценка, недостаточный уровень образования, уже начинают развиваться девиационные модели поведения. То есть воспитанники детских домов выходят из системы подготовленными к маргинальной и даже криминальной жизни.  У них отсутствует целеполагание и желание созидать. Их можно назвать полуразрушителями.

Очень многие дети из детских домов курят (также курят и большинство сотрудников, задавая детям негативную модель). В интернатах есть воровство, дедовщина, токсикомания, злоупотребление спиртными напитками, проституция, причем иногда открытая, жестокое обращение с воспитанниками внутри системы – все это было в мое время и распространено и сейчас.

Во-первых, это происходит, потому что детям нечем заполнить свободное время. Во-вторых, и это особенно важно, нет высококвалифицированных специалистов, которые могли бы грамотно организовать досуг. Так, например, если говорить о спорте, с детьми должен заниматься квалифицированный тренер, желательно мастер спорта. Если проводить образовательно-разъяснительную работу по вопросам права (например что делать с квартирой), это должен быть не просто воспитатель, а квалифицированный юрист. Конечно, такие специалисты очень дорогостоящи, но пусть их лучше будет мало, при этом у них будет соответствующая квалификация.

Психологическая помощь в этом плане – простая формальность. Помогать воспитанникам детских домов должны не психологи, а вся система в целом, которая должна быть заточена под то, чтобы сформировать у подростков стремление к созиданию, саморазвитию, ответственное отношение к себе и своему будущему. На данном этапе психологи не знают, чем нужно заниматься с детьми, они боятся детей, а дети, в свою очередь, боятся психологов.

Чем дальше от федерального центра, тем хуже условия в детских домах, однако в каком-то смысле неблагоприятные условия влияют на развитие детей благотворно: преодоление трудностей закаляет волю и прививает созидательные модели поведения (в противовес широко распространенной потребительской). У детей из московских детских домов  фактически все есть, им помогает множество благотворительных организаций, поэтому они ничего не хотят.

Итак, как же на самом деле решать проблемы детских домов? Проблема №1 – это кадровый вопрос. В стране нет системы подготовки квалифицированных специалистов для работы в детских домах. Кроме того, в системе очень низкая зарплата, поэтому у людей, работающих в ней, отсутствует должная мотивация.

Еще одна проблема – это инфраструктура. Большинство современных детских домов – это бывшие детские сады, где у детей нет возможности полноценно и с пользой проводить свободное время: нет спортивных площадок, инвентаря, бассейна и т.п. Соответственно,  нет возможности приучать воспитанников трудиться, они не могут заниматься спортом, у них нет культурного отдыха, а ведь за счет всего этого они могли бы развиваться как личности, формировать созидательные модели поведения.

Главенствующая роль в решении проблем воспитанников детских домов принадлежит государству. А вот помощь бизнеса неэффективна по ряду причин.

Первое. Представители бизнеса не погружены в среду, соответственно, они не представляют себе, каковы истинные потребности воспитанников детских домов. Поэтому они разрабатывают программы КСО (корпоративной социальной ответственности – прим.ред.), исходя из собственных представлений о том, в чем должна заключаться помощь. А это неэффективно.

Второе. Помощь, которую оказывает бизнес, несистемна и носит разовый характер: прибежали волонтеры: «Дети, давайте порисуем или потанцуем?» - «Давайте!» А дальше что?

Третье. Помощь надо оказывать не детям в детских домах, а государству, и эта помощь должна заключаться в разработке системного подхода к решению проблем воспитанников детских домов. Помогать надо не детям и отдельному детдому, а системе.

Также хотел бы добавить, что с сиротами не должны работать все подряд. Для этого нужна и сертификация тех, кто формирует привязанности у детей, их умения, навыки и компетенции. Разовые наскоки добровольцев в этом помочь не могут. К сожалению.

neinvalid.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч