Реклама

Новости наших организаций

14 ноября – Всемирный день борьбы с диабетом


Ольга Червоткина, председатель областного фонда инвалидов с эндокринными заболеваниями:


Я – человек, очень неудобный для чиновников

Совсем не случайно в этот день мы пригласили к разговору руководителя общественной организации Ольгу Викторовну Червоткину. Организации, которую она возглавляет, исполнилось 20 лет.

Все эти годы фонд во главе с ее председателем неуклонно и успешно отстаивает права инвалидов, что создает определенные трудности для тех, кто эти права нарушает, потому что Червоткина не умеет отступать и доводит начатое дело до конца, даже если финал состоится в суде. Для тех, кто ее не знает (хотя кто же ее не знает в нашей области и ее окрестностях?), могу сказать, что главные качества ее характера – боевитость, настойчивость, упорство – базируются на юридической грамотности, а также доскональном знании всех проблем диабета, который лично она считает просто другим образом жизни.

Наш номер - первый

- Ольга Викторовна, а как все начиналось для вашей общественной организации?

- Мы вышли из общественной организации «Экология души», которую возглавлял прекрасный человек Аркадий Мелконянц. Начинали вместе, потом пути разошлись - только потому, что под крылом организации оказалось очень много инвалидов с эндокринными заболеваниями, и решение их проблем требовало особого подхода. В 91-м, когда началась регистрация общественных организаций, наш фонд «Экология души» был зарегистрирован под первым номером. Так что организованное общественное движение в области, можно сказать, началось с нас. Хотя поначалу наша организация была городской и, не имея офиса, мы собирались, представьте, в кабинете у Лилии Александровны Гальцевой, нынешнего заместителя министра здравоохранения, ее кабинет был юридическим адресом фонда. Что не мешает сегодня нам порой ссориться и с Гальцевой, и с другими чиновниками. Я вообще человек, страшно неудобный для чиновников.

- Это почему же?

- Да потому что я постоянно веду борьбу с какими-то бредовыми идеями, которые рождаются в чиновничьих головах. Эти идеи, как правило, наносят вред здоровью людей. Вот как оценить сокращение больничных коек? Помимо уменьшения расходов, которое влечет сокращение, никакой пользы от этого нет.

- Да это и есть самый важный аргумент.

- А я так не считаю. По факту получается, что для пациента расходы увеличиваются: стационар на дому, дневной стационар не дают лечебного эффекта, и затраты для пациента велики, ведь лекарства и даже средства введения во время лечения за счет больного (а по закону предусматривается, что за счет лечебного учреждения). В сельской местности вообще хоть «караул!» кричи. В островных селах порой нет экстренной медпомощи – невозможно доехать! Представьте: помощь потребовалась двухлетнему ребенку, больному сахарным диабетом, но… паром ночью не работает, ребенка чуть не потеряли. А зимой, когда лед на реках и река судоходная? Очень много неразумных управленческих решений, которые усложняют жизнь людей.

Когда областное детское эндокринологическое отделение сократили до семи коек, мы подняли шум. Потребность-то в лечении детей огромная! Диабет, к сожалению, молодеет, ежемесячно заболевает до 10 детей. Сегодня восстановлены все тридцать коек – нас услышали и поддержали те, кто понимает эту проблему.

Сначала мы создали себе имя

- А когда проблемы заканчиваются, чем приходится заниматься?

- Думаете, если восстановили детскую эндокринологию, то и проблем не стало? Увы! Они не заканчиваются никогда. Мы ведем речь о качестве лечения, о высокотехнологичной помощи больным сахарным диабетом, о том, что врачи-эндокринологи должны быть в каждом районе. Более того, готовы помогать в подготовке специалистов, как помогаем, например, больницам в приобретении глюкометров, как помогали в открытии помпового центра при детской поликлинике № 1, многом другом…

К сожалению, те, от кого зависят какие-то вопросы, зачастую просто не вникают в проблемы, им лишь бы отчитаться. Тогда становится возможным предлагать просроченные инсулины или закупать те, что не прошли испытания. Такое было у нас в области. И наш фонд снова выступил против этого, отстаивая интересы инвалидов. Шум был на всю Россию, но виновные понесли наказание. Недавно мы столкнулись с еще одной проблемой – мальчика, больного сахарным диабетом, отказались принять в детский сад. И это когда во всем мире говорят о совместном обучении здоровых детей и детей-инвалидов! В общем, сегодня малыш уже в садике. Решая медико-правовые проблемы инвалидов, наша организация из года в год доказывает, что она занимается реальными делами, а не просто существует на бумаге.

- Сегодня многие общественные организации признаются, что им трудно выживать: нужны средства на аренду помещения, оплату телефонов, а где их взять? Вот вы, например, на что существуете?

- Иногда мне кажется, что аренду взвинчивают специально. По типу: выживают сильнейшие. Применительно к общественным организациям: не сильнейшие, а послушные. Чиновники хотят, чтобы общественные организации были управляемыми, послушными. Но это не про наш фонд. Я строптивый руководитель, хотя ради дела способна пойти на компромисс. Средства на наши нужды мы находим сами. Поначалу, правда, пока не изменилось законодательство об общественных организациях, мы сами зарабатывали. У нас был производственно-хозяйственный участок, на котором мы чего только не делали! И кильку фасовали, и кирпичи пытались делать, и собаками занимались, проводя пес-шоу с дарением детям-инвалидам щенков - не пошло. А финансовое благополучие нам принесло… выращивание червей. Смешно и горько вспоминать, какие этапы становления проходило общественное движение в нашей стране. Трудности, конечно, закаляют, но сильно отвлекают от основной деятельности. Мы это поняли вовремя и занялись решением сугубо наших проблем. И смогли создать себе имя, которое теперь работает на нас. У нас много друзей, встречаются спонсоры и просто люди, желающие нам помочь. Хорошо работают личные связи. Общественное движение «Гражданское общество – детям России» Эллы Панфиловой – наш постоянный партнер. Мы очень благодарны члену-корреспонденту РАМН, профессору, директору института диабета РАМН Марине Владимировне Шестаковой, доктору медицинских наук, заведующей эндокринологическим отделением этого же института Елене Николаевне Андреевой, которые не раз приезжали в Астрахань с обучающими семинарами для наших врачей или принимали их у себя.

Главное – заинтересовать

- Как бы вы ни относились к чиновникам, вам приходится с ними сотрудничать. Откройте секрет: что надо делать, чтобы они вас услышали?

- Во-первых, не все чиновники пренебрегают проблемами инвалидов. Мы очень благодарны за поддержку и понимание заместителю председателя областной Думы Ирине Васильевне Родненко, руководителю отделения Фонда соцстраха по Астраханской области Олегу Александровичу Петелину, губернатору Александру Александровичу Жилкину. С глубоким уважением вспоминаю Анатолия Петровича Гужвина. Их всех объединяет простое человеческое участие к чужим проблемам. Этого многим не хватает.

Что я делаю, чтобы меня услышали? Использую технологию делового общения: с первой минуты собеседника надо чем-то заинтересовать. Ну, например, предлагаю: «А давайте я привезу в область такого-то лектора!». И лектор этот – профессор с именем. Первая реакция чиновника: «Да он не поедет!» А мы привозим. И Шестакова, и Андреева, и многие другие специалисты эндокринологического научного центра приезжали в Астрахань по нашей просьбе. Нам навстречу всегда идет президент РАМН, академик, директор Научного эндокринологического центра Минздрава России Иван Иванович Дедов. Все эти двадцать лет мы доказываем чиновникам свою полезность. Но главное, конечно, то, что мы полезны людям.

- Такой вопрос обычно задают людям творческих профессий, но я хочу спросить вас: над чем сегодня работает ваша организация?

- Мы хотим поднять на законодательном уровне вопрос равных прав для пациентов из города и сельской глубинки. Сегодня на практике это выглядит так: на селе отсутствует экстренная помощь. Нельзя же «скорую» назвать «скорой», если она добирается до больного три часа! Нас беспокоит также отсутствие педиатрической службы. В лучшем случае в селах работает врач общей практики, в худшем – фельдшер, но лечение ребенка требует особого подхода, специальных знаний. Мы постоянно говорим о том, что в селах закрыли аптеки. Наконец, нам небезразлично, насколько качественную медицинскую помощь получают сельские жители. Это, так сказать, проблемы общего порядка. А есть сугубо специфические, которые касаются больных сахарным диабетом. Отсутствие эндокринологов в некоторых районах, неравенство прав региональных и федеральных льготников. Мы настаиваем на скорейшем принятии федеральной, а следовательно, и региональной программы «Сахарный диабет». Предыдущая завершилась, новая не открыта. Мы обратились с этим вопросом к нашему депутату в Госдуме Леониду Анатольевичу Огулю. А вообще уже давно необходим закон о диабете, где будут прописаны все эти вопросы. Мы добиваемся, чтобы в Астраханской области появился диабетологический центр – не на бумаге, как он сейчас значится, а в реальности. Хотя, возможно, назрела необходимость в открытии эндокринологического диспансера, где будут задействованы высокие технологии, качественные кадры, обучающие лекции. Необходима также школа диабета для детей – хорошо оснащенная, имеющая сертификат, обученных медсестер, мультимедийное оборудование. И нужен… педикюрный кабинет для больных сахарным диабетом.

- Но вот последнее, могу поспорить, кто-то из чиновников сочтет блажью!

- Все эти вопросы мы взяли из жизни, они постоянно возникают на встречах с людьми. И чиновники о них тоже знают. Ничего необычного мы не просим. Просто настаиваем на профессиональном отношении к делу.



13.11.2012 №166 (26232)

 


www.volgaru.info


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч