Реклама

Публикации

Правам человека подбросили людей


Владимир Путин вчера на встрече с главой президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаилом Федотовым предложил включить в его состав все тройки претендентов на 13 вакансий, лидировавших по итогам интернет-консультаций. Кроме того, президент предложил создать президиум СПЧ из трех-пяти человек. Источник "Ъ" в аппарате СПЧ поясняет, что увеличение состава совета предполагает новую схему руководства, при которой будет избрано три сопредседателя совета, сменяемых на ротационной основе.


Вчера глава СПЧ Михаил Федотов доложил президенту об итогах интернет-отбора претендентов на 13 вакантных мест в президентском совете. Выслушав рекомендации Михаила Федотова по поводу кандидатур, которых рекомендуют члены СПЧ, Владимир Путин отметил, что многие из выдвигавшихся в совет — не только известные люди, но и хорошие специалисты в своих областях. "Жалко, что они могут оказаться за бортом нашего совета",— сказал президент и предложил "ввести в совет все первые тройки". "Вне зависимости от того, нравятся они кому-то в административных органах исполнительной власти или не нравятся, а просто по факту: люди проголосовали за первых трех человек — всех их и введем. Это будет где-то около 55-60 человек",— добавил он. Кроме того, Владимир Путин отметил, что совет не часто собирается в полном составе, поэтому он предложил избрать "ротируемый президиум", с которым он готов встречаться регулярно, а собирать весь состав, по его мнению, "можно было бы раз-два в год".  

Источник в аппарате СПЧ сообщил "Ъ", что есть несколько соображений, почему планируется расширить состав совета. Прежде всего, разница в количестве отданных голосов за претендентов по каждой номинации оказалась очень невелика. "За одного проголосовали 20 тыс. человек, за второго — 18 тыс. Хочется максимально учесть все голоса, чтобы совет был представительным. Жалко терять даже тех, кто не представляет широкое большинство, а только узкий круг граждан, но активных граждан. Поэтому президент сказал: давайте всех троих включим",— говорит источник "Ъ". Кроме того, по его словам, президент пожелал, чтобы совет работал в регулярном режиме, бесперебойно. "Увеличение совета не радикальное, при этом работоспособность его повышается. Не все члены совета, прямо скажем, дисциплинированно его посещают. Теперь с кворумом проблем не будет",— полагает сотрудник аппарата СПЧ, хорошо знакомый с ситуацией.  

По сведениям "Ъ", увеличение состава совета предполагает новую схему руководства, при которой будет избрано три сопредседателя совета, сменяемых на ротационной основе. Детали ротации совет будет определять коллегиально. В Кремле "Ъ" подтвердили эти планы. "Это делается совершенно не для того, чтобы умалить чьи-то полномочия, это неправильное представление, а для того, чтобы СПЧ был саморегулируемой организацией",— сообщил источник "Ъ" в администрации президента.  

По мнению члена Общественной палаты РФ (ОП) Елены Тополевой-Солдуновой, которая теперь тоже войдет в СПЧ, старый состав совета "было просто невозможно построить": "Там были единомышленники, а сейчас в СПЧ собираются совершенно разные люди, с разными убеждениями". Новый состав СПЧ, по ее мнению, будет больше напоминать Общественную палату, где "редко бывает единое мнение". И если раньше совет часто выступал с заявлениями, то теперь, по ее мнению, это будут скорее заявления каких-то групп. "Понятно, что, чтобы нормально работало такое количество народа, надо выстраивать какое-то управление, но оно должно быть ясным и прозрачным, и это не должна быть вертикаль",— отметила член ОП.  

При этом сама Елена Тополева-Солдунова могла и не войти в президентский совет, если бы президент прислушался к советам Михаила Федотова. А он рекомендовал включить в СПЧ по номинации "Защита прав человека на постсоветском пространстве" не ее (23,9%) и не занявшую первое место Ирину Хакамаду (26,8%), а директора по развитию Московской Хельсинкской группы Андрея Юрова (24,4% голосов).  

Как писал "Ъ" 5 октября, в тройки претендентов на вакантные места в СПЧ вошли кандидаты, победившие в рейтинговом интернет-голосовании. Причем уже тогда совет в некоторых случаях решил рекомендовать не победителей голосования, а тех, кто, по мнению членов СПЧ, принесет большую пользу. Именно с такими предложениями обратился к президенту господин Федотов. Например, защищать права избирателей, по его мнению, должна исполнительный директор Ассоциации "Голос" (один из претендентов на звание "Иностранный агент") Лилия Шибанова (38,7%), а не бывший член ЦИК Игорь Борисов, набравший больше всего голосов (43,3%). В номинации "Защита прав человека на Северном Кавказе" был рекомендован председатель Межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток" нижегородец Игорь Каляпин (22,8%), хотя победил здесь известный своими прокремлевскими взглядами телеведущий Максим Шевченко (24,6%).  

Миграционной политикой, как посчитал глава СПЧ, должна была заниматься ответственный секретарь правозащитного совета из Санкт-Петербурга Наталия Евдокимова (29,1%), а не победивший проректор Академии повышения квалификации кадров для строительства и ЖКХ, председатель Российского профсоюза работников строительных специальностей Владимир Шапошников (31,4%). Кроме того, господин Федотов предложил ввести в совет еще восемь человек дополнительно, на что президент ответил: "Мы можем не обязательно всех восьмерых добавлять. Я же сказал: мы и так кардинально увеличиваем".  

Между тем член СПЧ с 2008 года, глава рабочей группы по противодействию коррупции Кирилл Кабанов не видит "ничего страшного в расширении совета" и в том, что "вместе будут работать люди с прокремлевскими взглядами и с антиправительственными". Он подтвердил "Ъ", что предполагается ввести должности трех сопредседателей, которые должны ротироваться каждый год, членов президиума и глав рабочих групп. Однако он считает президиум "не командой, а модератором работы более 60 человек" и не видит ничего страшного в структурировании руководства СПЧ. "Главное то, что президент не давил, а высказал свои рекомендации и дал время подумать. Причем впервые это не было кулуарное решение,— отметил господин Кабанов.— Это говорит о высокой оценке всего наработанного советом". Теперь, по его словам, СПЧ и кремлевская администрация обсудят кандидатов в сопредседатели, члены президиума и руководители рабочих групп, а в первой половине ноября Михаил Федотов доложит итоги консультаций президенту.  

Наталья Городецкая, Ирина Нагорных

 


А прав на всех хватит?

Прямая речь

Игорь Юргенс, председатель правления ИНСОР, бывший член СПЧ:

— Не знаю, но совет приобретает совсем другую форму и суть. В таком составе он не будет рабочим органом, придется создавать президиум или политбюро, потому что собрать на встречу с президентом 60 человек нереально. В свое время существовали легальные марксисты и отзовисты. Первые говорили, что нужно использовать любую площадку, где можно выступать, а последние твердили, что сотрудничать с государством нельзя, и уходили в подполье. Я пока склоняюсь к легальному марксизму, но ситуация обостряется.

 

Людмила Нарусова, бывший член Совета федерации:

— Дело не в том, сколько экспертов заседает в совете, а каково реальное значение этого органа. Например, кода Совет федерации утверждал последние репрессивные законы, противоречащие Конституции, СПЧ дал отрицательное заключение, на которое никто не обратил внимания,— законы все равно приняли. Сейчас идея, может быть, в том, чтобы разбавить СПЧ такими людьми, которые лишат его былого единодушия. Тогда Федотова сотоварищи вообще никто слушать не будет.

 

Глеб Павловский, директор Фонда эффективной политики:

— Когда стол пустеет, то сидящие за столом начинают развлекать себя препирательствами и швыряться посудой. Количество способов развлечений растет, по мере того как уменьшаются возможности для реальной работы. Нынешний состав совета не вызвал восторга ни в одной среде. И это удобный случай для президента скорректировать состав совета за счет его расширения и одновременно пойти навстречу обиженным людям. Это похоже на дополнительную политическую эмиссию правозащитных кадров. Поскольку после последних законов осталось мало действующих центров, такая эмиссия меняет положение на правозащитном рынке. При этом возрастет роль аппарата, поскольку 60 человек эффективно работать не могут.

 

Элла Памфилова, лидер движения "За гражданское достоинство", в 2004-2010 годах председатель СПЧ:

— Что касается членов совета, уж как-нибудь поделятся между собой. Другое дело, что дозы прав будут разные у рядовых и членов президиума. А для Путина это просто как бы жест доброй воли — мол, все, кто захотел, включая критиков, приходите. Но не имеет значения ни количество членов совета, ни число несогласных среди них, поскольку в нынешней логике он будет работать точно так же, как все другие структуры, встроенные в эту систему. А слово "президиум" — это круто.

 

Гарри Каспаров, лидер ОГФ:

— Какая разница, какие права дают ничего не решающему совету? Посмотрите, что делает власть последние полгода, вопреки всем требованиям совета. Она никогда никого не слушает. Власть последовательно раскачивает маховик репрессий, ужесточает режим, и именно в разгар этого Путину важно показать, какой он хороший, расширяет СПЧ. Вообще, любая тирания всегда серьезно занимается косметическими вещами наподобие этой.

 

Сергей Ковалев, правозащитник:

— На 60 человек хватит, на остальных — вряд ли. Я понимаю, зачем Путину СПЧ, но не понимаю, зачем членам совета сам совет и Путин. Я не понимаю, зачем достойные люди, которые еще остаются в СПЧ, позволяют себе быть ширмой. Эта ширма нужна президенту, для того чтобы оставаться на высоте искусства имитации соблюдения прав человека, которым он много лет занимается. И расширяет он СПЧ, чтобы засунуть туда своих и чтобы там не преобладали такие люди, как Тамара Морщакова.

 

Елена Николаева, член СПЧ, депутат Госдумы:

— В расширенном составе СПЧ представит всю палитру гражданского общества, всех, за кого голосовал интернет. Президент очень внимательно относится к тому, что делает совет, и его предложение — очень правильная реакция. Чем больше людей, которые профессионально занимаются правами обычных граждан, тем лучше. Так что прав на всех хватит.


 


kommersant.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч