Реклама

Публикации

Протесту негде развернуться


Регионам рекомендовано смягчить законодательство о массовых акциях

Региональные власти приступили к приведению в соответствие с федеральным своего законодательства о митингах и шествиях. Причем те, кто в авангарде, идут по наиболее жесткому из вариантов. Такая бескомпромиссность озадачила даже федеральный центр, и чиновники администрации президента теперь посылают в регионы сигналы о либерализации.

Федеральный центр обеспокоен тем, что на периферии слишком плотно перекрыли кислород для общественных инициатив. Региональные участники совещаний с вице-губернаторами, которые прошли в августе в администрации президента, рассказали, что во время обсуждения массовых акций практика и законодательство нескольких субъектов приводились в пример как слишком жесткие. Регионам было предложено подумать, есть ли возможность более либерального подхода, с акцентом на профилактику и разрешение конфликтов на стадии, предшествующей массовому недовольству. Напомним, что региональные законы о митингах и шествиях принимают в субъектах РФ, подчиняясь поправкам, которые внесла в этом году Госдума (см. справку на стр. 2). Пока процесс идет не быстро. Однако там, где законы приняты, в жизнь внедряется наиболее жесткий вариант из предложенных федеральным законодателем.  

В Кемеровской области закон о митингах под названием "О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий" был принят в начале июля сразу в двух чтениях. Никакой дискуссии при этом не было. Законом установлено, что одиночное пикетирование разрешается с минимально допустимым расстоянием между пикетирующими в 50 м. Проведение митингов и шествий запрещено в местах, где они могут "повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам инфраструктуры".  

К запретным местам отнесены вокзалы, аэропорты, торгово-развлекательные комплексы, рынки, детские и образовательные учреждения, культовые, медицинские, физкультурно-оздоровительные и спортивные организации, а также территории и здания, в которых располагаются культурные, развлекательные, просветительские центры, тротуары, детские и спортплощадки. Законом указано, что для публичных мероприятий предназначены "единые специально отведенные или приспособленные" с нормой заполняемости один человек на 2 кв. м и определит их коллегия обладминистрации. Если на отведенные места будет подано несколько заявок, очередность будет определять орган местного самоуправления или специально определенный госорган, исходя из времени подачи заявок. Без уведомления можно проводить мероприятие численностью менее 100 человек. По закону, коллегия устанавливает отдельную норму заполняемости при проведении мероприятия у зданий федеральной или региональной власти. Пока соответствующего решения коллегия не публиковала.  

Аналогичная ситуация сложилась в Ивановской области. Закон "О специально отведенных местах для проведения публичных мероприятий" внесен губернатором Михаилом Менем в июне и принят в первом чтении. Законом запрещается проводить митинги на автомобильных дорогах общего пользования; на тротуарах; на территории, прилегающей ближе чем на 20 м к объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, расположенным на территории области; жилым домам, зданиям, занимаемым гос- и муниципальными учреждениями; остановкам транспорта общего пользования. Фактически в центре города лишь одно место подходит требованиям — бульвар Кокуй. Именно его власти планируют сделать местным Гайд-парком. "Свобода и активная жизненная позиция одних не должны мешать спокойной жизни кого бы то ни было. В этом и заключается основной принцип демократии. Одного места для высказывания своих позиций достаточно для небольшого областного центра",— считает губернатор Мень.  

Во многих регионах власти исходят из правоприменительной практики. В Новосибирской, Ростовской областях, Красноярском, Ставропольском краях проекты региональных законов планируют принимать только осенью. В Самарской области закон пока не стоит даже в планах, но практика сложилась вполне запретительная. Это произошло с подачи экс-губернатора Владимира Артякова (покинул пост 10 мая этого года), и нет никаких оснований ждать потепления от нового губернатора Николая Меркушкина, который до этого управлял Мордовией, где оппозиция лишилась представительства даже в парламенте. Департамент общественной безопасности в области продолжает возглавлять Иван Миронов, который в советское время руководил парторганизацией 4-го управления КГБ СССР.  

В 2011 году местным законом "О порядке проведения публичных мероприятий на объектах транспортной инфраструктуры Самарской области" было запрещено создавать помехи транспорту или пешеходам. Для центра города, где нет транспортной инфраструктуры, есть и другие ограничения. Так, площадь Славы (между зданиями правительства и думы области) уже два года закрыта для массовых мероприятий под предлогом проведения фотовыставки, которая развернута с марта по ноябрь, а в остальное время там "ведутся снегоуборочные работы". Сейчас Европейский суд по правам человека рассматривает жалобу оппозиции по поводу запрета проведения заблаговременно заявленного митинга "За честные выборы" на площади Славы.  

Как отмечает депутат облдумы Михаил Матвеев (беспартийный, фракция КПРФ), в течение года большинство акций оппозиции были запрещены под различными предлогами. Так, пикет "За честные выборы" на следующий день после выборов президента было запрещено проводить около облизбиркома (расположен в здании правительства) под предлогом того, что якобы под местом проведения есть некие технологические пустоты и почва может провалиться. "При этом администрация ничего не могла сказать, почему там, не проваливаясь, ежедневно проезжает мощнейший кортеж губернатора",— замечает депутат. Суды Самары, как правило, принимали позицию муниципальной власти и в исках оппозиционерам отказывали. Были случаи и разгона демонстрантов полицией, например, 17 декабря на акции, которую блогеры прозвали "милиционеры за честные выборы", поскольку на 200 протестующих было 500 полицейских.  

Редкий случай, когда удалось добиться послабления запретов, был в Краснодарском крае. Последнее изменение в краевой закон "Об обеспечении условий реализации права граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований" было внесено 31 октября 2011 года после прокурорской проверки, инициированной КПРФ. В предыдущей редакции закона был установлен порядок проведения публичных мероприятий возле объектов, являющихся памятниками истории и культуры,— для проведения акций возле памятников и в пределах их охранной зоны требовалось получить разрешение органа охраны памятников. На практике оказалось, что во многих населенных пунктах края установлен охранный режим "исторического поселения". Весь исторический центр Краснодара представляет собой одну сплошную охранную зону. В новой редакции закона разрешено вводить дополнительные ограничения на проведение публичных мероприятий только на территории объектов-памятников, а не на территории их охранных зон. 14 августа в постановление администрации Краснодара внесены поправки уже в соответствии с новыми федеральными правилами проведения массовых мероприятий, они касаются информации о судимости организаторов акций.  

В регионах над сигналами из Кремля пока размышляют. Недавно Михаил Мень заявил, что ко второму чтению местный закон может быть либерализован. Новосибирский вице-губернатор по внутренней политике Виктор Козодой обещал бросить силы на профилактику массового протеста. Он заявил, что областные власти намерены делать все, чтобы уйти от крайних форм работы с партиями и общественными организациями: "Не митинги, а круглые столы, координационные советы с членами правительства. Я буду настаивать на такой форме работы". Координационные советы с привлечением оппозиции применяются в Ульяновской области, и такая работа считается в Кремле успешной: министр внутренней политики региона Дмитрий Травкин, трудившийся над проектом, избран главой исполкома "Единой России". Вчера глава фракции "Единая Россия" Андрей Воробьев призвал региональных законодателей не отказываться от дискуссии при принятии своих законов о массовых акциях. Проявят ли власти изобретательность в борьбе с протестом или пойдут по прежнему жесткому сценарию, станет ясно в ближайшее время: оппозиция запланировала на осень несколько всероссийских протестных акций, в том числе "Марш миллионов".


Как ужесточили закон о митингах


Последние поправки к федеральному закону "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" были подписаны Владимиром Путиным 8 июня, накануне второго "Марша миллионов". Они ужесточили правила проведения политических массовых мероприятий, увеличили штрафы за нарушения в ходе акций (до 300 тыс. руб. для граждан, до 1 млн руб. для юрлиц) и предусмотрели создание в регионах мест для проведения митингов без предварительного уведомления. Предельная численность таких митингов не может быть менее 100 человек. Одновременно у субъектов РФ появилось право на свое усмотрение определять места, где публичные акции запрещены из-за возможных помех социальной инфраструктуре или даже "движению пешеходов" (прежде перечень запрещенных зон был исчерпывающим и включал, например, территории возле опасных производственных объектов). Регионы получили время на приведение своего законодательства в соответствие с федеральным — до 31 декабря 2012 года.


Чего они испугались? 


Никита Белых, губернатор Кировской области:  

— Трудно сказать. Мы, например, ничего не испугались, и никаких инцидентов, связанных с митингами и шествиями, у нас не было. Мы обсуждали принятие нового закона, но никаких жестких мер по этому поводу вводить никто не предлагал. И уж тем более ограничений по месту проведения митингов.  

Сергей Железняк, зампред Госдумы ("Единая Россия"):  

— Регионы готовятся к выборам, работают над своими законами — о каком испуге может идти речь? Нужно стараться, чтобы законы в нашей стране были системны, но Россия — федерация, что позволяет субъектам принимать местные законы, учитывая собственную региональную, национальную и прочую специфику. То, что хорошо для Москвы, не всегда будет хорошо работать в других регионах. Поэтому это нормальный процесс.  

Игорь Юргенс, председатель правления ИНСОР:  

— Политической конкуренции. Элитам хочется жить вольготно, сохранить привилегии, вот они и начали консервироваться. У нас идет возврат к самодержавию: отцы-владетели передают своим детям в наследство банки, у многих есть свои ленные наделы, имения. Но так долго продолжаться не будет. И выборы 14 октября покажут, какие новые партии станут жизнеспособными, какие новые идеи, лозунги они предложат.  

Олег Бетин, губернатор Тамбовской области:  

— Они не испугались, а пытаются упорядочить систему. В конце концов, митингующие часто мешают другим людям. Бесконтрольная толпа опасна, не стоит об этом забывать. А уж тем более в нашем обществе, где имеют место национальные конфликты. Вот и стоит развести всех, кто митингует против или за, по разным местам, чтобы они мирно шествовали. В нашем регионе ничего запрещать не планируем, у оппозиции есть места, где они всегда собирались, и мешать им мы не будем.  

Людмила Нарусова, член Совета федерации:  

— Предстоящих прямых выборов губернаторов. А вообще, у нас со времен Сталина любая инициатива из Москвы на местах, в регионах, выполняется с большими перегибами. Мне кажется, что в будущем страна пойдет по пути все большего ужесточения законодательства. И это не совсем хорошо.  

Элла Памфилова, председатель движения "Гражданское достоинство":  

— Собственного народа и угрозы потерять свои должности. За последние годы чиновников очень разбаловали, они разучились разговаривать с людьми, ведь им даже не приходилось бороться за голоса на выборах, выходить в народ. Боязнь потерять и есть движущая сила ужесточений, ведь в регионах людей с белыми ленточками еще не так много и они пока в статусе белых ворон.  

Николай Харитонов, председатель комитета Госдумы по региональной политике (КПРФ):  

— Они не испугались, у них выхода уже нет. В регионах всем понятно, что за "Едро" голосовать не будут и уже не голосуют. Володин из Кремля командует, и в регионах, взяв под козырек, все, что можно ужесточить, ужесточают. Административный ресурс людям надоел, и усиливать его уже невозможно. Все делается для того, чтобы любой ценой удержаться у власти.  


kommersant.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч