Реклама

Публикации

За Советом в Интернет


На прошлой неделе глава Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов сообщил, что Администрация Президента предлагает новый порядок формирования Совета. Так, согласно нововведениям, любая общественная организация может выдвинуть своего кандидата, за которого впоследствии должны будут проголосовать пользователи Интернета.


Внести в список своих кандидатов организации смогут с 1 июля по 1 августа. «С 1 августа, видимо, до 1 сентября — голосование в интернете», — передаёт слова Федотова агентство «РИА Новости». Также глава СПЧ отметил, что по результатам интернет-голосвания будет сформирован список из 39 человек. 13 кандидатов из списка в итоге выбирает глава государства.

В ближайшее время СПЧ должен обновиться примерно на четверть. Совет является консультативным органом при Президенте России, и его нынешний состав существует с 2009 года. На данный момент о выходе из состава СПЧ заявили уже 15 человек. Так, в начале мая о сложении своих обязанностей в качестве членов Совета уведомили директор Transparency International Russia Елена Панфилова, политолог Дмитрий Орешкин и Светлана Ганнушкина.

Позже СПЧ покинули главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов, председатель Союза комитетов солдатских матерей России Ида Куклина, а также Александр Аузан, Юрий Джибладзе, Татьяна Малева, Эмиль Паин, Елена Панфилова, Леонид Радзиховский, Алексей Симонов.

На прошлой неделе о своём желании уйти из Совета по правам человека заявила известная правозащитница, глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, которая не согласна с новыми правилами формирования СПЧ.

«Прошу вывести меня из членов Совета ввиду моего несогласия с противоречащей положению о Совете процедурой его формирования — по виду демократичной, а на самом деле направленной на уничтожение Совета как действующей организации», — написала Алексеева в своём заявлении, опубликованном на сайте Совета по правам человека.

25 июня о своём уходе из СПЧ также заявили известные правозащитники Валентин Гефтер и Борис Пустынцев. Они также мотивировали своё решение несогласием с новой процедурой формирования Совета. Пустынцев полагает, что нововведения — это «очередная операция прикрытия». Правозащитник считает: такой механизм приведёт к тому, что в совет войдут, главным образом, представители так называемых GONGO, то есть организаций, которые декларируют правозащитную деятельность, но на деле — обслуживают власть.

Таким образом, после ухода из состава Совета по правам человека нескольких его членов встал вопрос о том, каким способом будут избираться новые кандидаты.

«Трибуна Общественной Палаты» попросила экспертов дать свою оценку нововведениям в СПЧ.


Иван Засурский, член Совета по правам человека при Президенте РФ, Заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова:

— К сожалению, некоторые члены Совета его покинули и, из-за этого встал вопрос, как выбирать новых членов. Есть разные взгляды на то, как должен формироваться совет. Решение использовать Интернет в качестве мерила общественной значимости того или иного кандидата — это компромиссное решение. Пока совершенно неясно, чем это обернётся. Что касается людей, которые покидают совет, — мне очень жаль, потому что, на мой взгляд, это и были самые лучшие кандидатуры для СПЧ, это ядро Совета. Я надеюсь, что Алексеева останется. Я не знаю, как сделать так, чтобы члены Совета остались. Парадокс состоит в том, что чтобы проблем не было, правозащитникам нужно было остаться.

Случайности в формировании СПЧ исключены, что бы там Интернет ни показал, президент принимает окончательной решение. СПЧ — это ведь не представительский орган, это не парламент, где нельзя сказать «нет» определённой кандидатуре. СПЧ — это консультативный орган и не единственный, вот уже и Открытое правительство формируется.

Совет важен и полезен тем, что в нём были не столько представители структур, сколько личности. То есть люди с определённой системой взглядов, с опытом в той или иной сфере. На них нельзя было оказывать давление, нельзя было заподозрить, что они ангажированы. Вот это должно сохраниться. Это экспертная структура, которая должна давать заключение о функционировании государственной системы. Это внесистемная сила — сила ума, ясности мысли, чёткости видения и определённых ценностей. И ценностей, в общем-то, правильных — по ним не возникает разногласий. С другой стороны, когда внесистемная сила формируется системой, это не очень правильно, и то, что говорил Федотов, в общем-то, не так плохо. Правда, мне кажется, что нужно было предложить другую альтернативу, не Интернет. Совет не должен выбирать сам себя, совет может представлять кандидатов, которых выберет Администрация. Должны выбирать эксперты с сильным собственным мнением, которых нельзя купить. Кто же будет выбирать в Интернете — не слишком понятно, это превращается в шоу.


Генри Резник, член Общественной палаты РФ, президент Адвокатской палаты Москвы:

— Я отрицательно отношусь к новой процедуре формирования Совета по Правам человека. Эта процедура абсолютно не соответствует назначению этого органа. В СПЧ должны входить видные представители правозащитного движения, люди, которые давно отстаивают гражданские и политические права граждан России, люди которые пользуются уважением в правозащитной среде. Члены Совета должны выбираться среди тех организаций, которые нацелены не на защиту «локальных прав», например, клуб собаководов или цветоводов тоже может быть общественной организацией, и защищать права своих членов, но это не уровень СПЧ.

В данном случае, наверное, самим членам СПЧ предоставить право голосовать за тех, кто должен войти в Совет. В крайнем случае, поступить по примеру формирования Общественной палаты, и, скажем, 20% кандидатур в члены Совета выбирать через Интернет.


Элла Памфилова, политик, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (2002−2010):

— Когда в 2002 году президент предложил мне создавать Совет по правам человека и я приняла это предложение, была совершенно другая ситуация. В России гражданские институты не были развиты. Совет должен был выступить как трибуна для оппозиционного правозащитного общественного меньшинства, высказывающего альтернативную точку зрения, критику власти. СПЧ создавался для того, чтобы у них была такая площадка для диалога и встречи с президентом. Президент дал мне возможность самой подобрать людей, исходя из этого подхода. Все эти годы концепция формирования Совета и была такой. Подход формирования СПЧ никогда не был демократическим, общественным, открытым.  Это абсолютно субъективный институт.

Сейчас время несколько изменилось, и президент обладает правом также поменять процедуру формирования Совета — сделать другой совет и по-другому принципу его собирать.

На мой взгляд, должна быть другая форма взаимодействия, отличная от той точечной работы, что была раньше. Сейчас требуется шире работать с общественными организациями. Фактически, ушел костяк старого СПЧ, и не столь принципиально, кто будет входить в новый. Надо просто работать с более широким кругом организаций, по острым проблемам. Ориентируясь больше на решение конкретной проблемы (экологической, правозащитной, др.), работая с общественными организациями, занимающимися данной проблематики.

Составы, принципы совета — всё это второстепенные вещи. Главное — есть ли у власти желание налаживать связь с гражданским обществом и разными его секторами, или нет.

 


oprf.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч