Реклама

Прямая речь

Интервью Эллы Памфиловой "Радио Свобода". Протесты в России: чего бояться?


- Что Вас пугает в нынешнем протестном движении?


- Ну, во-первых, меня пугает неадекватность власти, когда они серьезной опасности не видят, пропускают …, а на какие-то несущественные вещи реагируют совершенно неадекватно. Т.е. какой-то неадекватный страх - это довольно опасно.

Во-вторых, меня пугает радикализация - чтобы не прошло радикализации протестного движения. На мой взгляд, настало время, когда эти протестные движения всё-таки как-то идеологически разделятся. Это объективная реальность. Невозможно долго вместе протестовать, например, Удальцову, который - за всеобщую национализацию, и, скажем, Ксении Собчак, которая стоит на страже частной собственности. Поэтому наступает момент, когда всё равно либеральная часть, националистическая часть, левая радикальная и праволиберальная начнут как-то по-разному свой протест оформлять. Наверное, всё-таки будут разные виды протеста.

Не получилось у них вначале, когда действительно был единый лозунг, который всех объединял: ¨За честные выборы, за сменяемость власти¨. Они не довели до логического конца реакцию на свой протест, сейчас уже все эти нынешние методы бесперспективны.

Надо думать о серьезной политической борьбе, и я полагаю что где-то в глубине сейчас уже зреют процессы, когда серьезные люди придут в оппозиционное движение, в протестное. Потому что нынешние протестные движения, которые часто превращаются фактически в клоунаду, очень часто устраивают нынешнюю власть. Такое иногда ощущение, что власть именно и выпестовала такое движение протестное, которое её устраивает, на фоне которого она выглядит серьезно. И люди, особенно в провинции, думают: ¨Да Боже мой, зачем? Это же кошмар! Уж лучше пусть будет эта власть, чем вот эти…¨ Серьезные люди, которые могут составить власти серьезную оппозицию, авторитетные, - вот их власть боится больше всего. Их она не выпускает никуда.

- Элла Александровна, с Вашей точки зрения, сейчас есть реальная альтернатива действующему Президенту страны?

- Нет. Она зреет, она собирается, пока не оформилась. Пока реальной альтернативы, которая бы уже была способна на определенные политические действия, нет. Но предпосылки…

- Персону Вы не видите?

­ - Я персону не вижу, но её и не будет. Понимаете, сейчас такое время, когда это нельзя персонифицировать или, скажем, заводить на одну персону. Сейчас - время формирования внятных, понятных идей и командной работы. Поэтому, на мой взгляд, в России должна возникнуть оппозиция, представленная командой серьезных людей, которые могут четко, внятно заявить свои позиции и которых услышит вся Россия, а не только московские ¨пятачки¨ - левые, националистические или какие… Вот на это я надеюсь, а власть этого боится.

- Спасибо. Последний вопрос, по поводу ¨услышит вся Россия…¨ С Вашей точки зрения, в каком случае есть смысл вводить цензуру в средствах массовой информации?

- Она вообще бессмысленна. Сейчас цензура не работает. Зайдите в любой книжный магазин в Москве, и Вы увидите такое… Войдите в интернет, почитайте газеты, радио разные сетевые… Бессмысленно! Если федеральные каналы пытаются что-то скрыть, всё равно у людей в России сейчас - масса возможностей любую информацию получить, если человек хочет. Всё равно информационное пространство России открыто абсолютно, это следствие технологического прогресса.

Определенная часть, которая любит смотреть федеральные каналы, потому что обманываться рада, - это её устраивает, это её выбор. Не потому, что она не может получить другую информацию, просто она не хочет. Её устраивает эта власть и устраивает эта информация. Пока таких много, и это правда. Я полагаю, что чуть-чуть больше половины. Чуть-чуть больше половины Путин действительно получил на выборах. Это его электорат. Но сейчас ситуация очень резко меняется.

svobodanews.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч