Реклама

Публикации

Кто должен финансировать правозащитников?


Андрей Исаев, заместитель секретаря президиума генсовета партии "Единая Россия", председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике:  

— Это может делать государство. У нас в бюджете предусмотрены расходы на поддержку некоммерческих организаций. На эти средства правозащитники и получают помощь. Могут помогать общественные организации и частные компании. Но нужно проверять, не преследуют ли они корыстные интересы. Что касается дела ЮКОСа, то есть суд, он все и будет решать.  

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group:  

— Все, кто заинтересованы в становлении гражданского общества. Но бизнес я бы выделять не стал. История с ЮКОСом сугубо "ментовская": задавить правозащитников проще простого, по такой логике все организации, финансируемые государством, должны молчать, а независимые — подавляться.  

Олег Сысуев, первый зампред совета директоров Альфа-банка, в 1997-1998 годах — вице-премьер:  

— Сами правозащитники. Публикация статей, преподавательская деятельность приносят приличные деньги. Но их не всегда достаточно, поэтому нужно принимать анонимные пожертвования в специальный фонд. Тогда никто не сможет сказать, что этот общественный деятель исполняет чью-то волю. Что касается ЮКОСа, то странно, что после серьезных слов о помиловании Ходорковского появляется такая информация. Видимо, есть силы, которые хотят помешать его освобождению.  

Михаил Федотов, председатель совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека:  

— Общество и государство. Не вижу ничего дурного, если гранты получают от международных НКО. Главное, чтобы все было открыто. Я не согласен с тем, что кто платит, тот и музыку заказывает: государство платит консерватории, но не заказывает Глинку. А Ходорковский и не скрывал, что помогал правозащитникам. Он имел на это право, как и все.  

Элла Памфилова, председатель движения "Гражданское достоинство":  

— Граждане. Такой опыт в России уже есть, люди участвовали в организации митингов, делали пожертвования. Второй путь — обезличенные фонды, куда могли бы жертвовать средства и государство, и бизнес, и кто угодно. Третий путь — помощь богатых людей. Если бы помогали они, общество уже давно развивалось бы иначе.  

Геннадий Гудков, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, "Справедливая Россия":  

— Должны быть специальные фонды, финансирующие правозащитную деятельность, чтобы деятельность правозащитников не вызывала никаких подозрений. Они необязательно должны быть российскими. Довольно много депутатов от "Единой России" ездят от американских фондов в Америку для всяких контактов. Другой вопрос, что они должны быть легализованными и деятельность их должна быть прозрачной.  

Валентин Степанков, в 1991-1993 годах генпрокурор России:  

— Российские компании, спонсоры, меценаты. Если деньги приходят из-за рубежа, то это всегда создает впечатление заказа. Ходорковский был российским бизнесменом и финансировал на свои деньги общественные организации. Ничего криминального здесь нет. И то, что руководители общественных организаций, которые он раньше финансировал, выступают за отмену приговора, тоже законно. Они имеют право высказать свое мнение. А финансировал он их или нет, неважно.


Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-y/1906604



ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч