Реклама

Новости

Исследование: Гражданское общество в России родилось задолго до митингов


Гражданское общество родилось в России не одновременно с протестным движением, делает вывод исследование Высшей школы экономики. Его костяк — люди, которые пошли на выборы наблюдателями, вели активную общественную работу задолго до этого. В основном это молодые люди с высшим образованием, аполитичными взглядами и не ожидающие ничего хорошего от нынешней власти.


В опросе для исследования «Социальный портрет наблюдателя» НИУ ВШЭ приняли участие порядка 2600 респондентов, среди них мужчин больше, чем женщин. Основная доля наблюдателей достаточно молода: от 18 до 30 лет. Большинство желающих следить за выборами либо в данный момент учится в вузе, либо уже имеет одно или несколько высших образований.

Практически все наблюдатели (75%) негативно относятся к действующей власти, однако большинство респондентов аполитичны, то есть не являются ни сторонниками, ни членами какой-либо партии. В то же время по сравнению со среднестатистическими показателями они гораздо более активно участвуют в жизни общества: решают вопросы районного и местного значения, входят в органы студенческого самоуправления, инициативные группы и культурно-развлекательные движения.

Данные по наблюдателям сравнивались со средними показателями общественной активности граждан, предоставляемыми ФОМ, объясняет директор Центра исследования гражданского общества НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова, принимавшая непосредственное участие в проведении исследования. «Наблюдатели оказались более общественно активны, они больше склонны участвовать в различных практиках гражданского общества, обращаются к властям по разным проблемам, высказывают свою позицию в Интернете», — объясняет она.

По ее словам, в некоторых вопросах показатели по наблюдателям и простым россиянам диаметрально противоположны. Например, как правило, на вопрос об участии в митингах утвердительно отвечают около 1%, точно не участвуют в них 92%. Среди наблюдателей участие в подобных акциях принимали 72%, не участвовали только 4%, причем большинство просто не имели такой возможности. «То есть наблюдатели — это своеобразное ядро социальной базы гражданского общества», — утверждает г-жа Мерсиянова.

По словам инициатора опроса, сотрудника Центра исследования гражданского общества НИУ ВШЭ Юлии Скоковой, основной задачей исследования было скорректировать представление большинства о гражданском обществе. «После митингов стало распространенным высказывание о том, что в России появилось гражданское общество, однако наше исследование доказывает, что оно существовало и до этого, — рассказывает она. — Люди не возникли из ниоткуда, не сидели домохозяйками или офисными работниками, а потом вдруг решили пойти в наблюдатели, у них есть какая-то предыстория их собственной общественной активности». По словам г-жи Скоковой, гипотеза, что наблюдатели больше, чем среднестатистические граждане, участвуют в жизни общества, исследованием подтвердилась. «Люди «перепрофилируются» из своей социально активной деятельности в гражданско-политическую», — считает она.

С результатами исследования согласна экс-глава совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Элла Памфилова. В ходе этих выборов она состояла в мобильной группе «Гражданин наблюдатель» и посетила 12 избирательных участков. По ее словам, такого массового наплыва наблюдателей не было никогда. «В 2007 году я была одним из инициаторов создания пула гражданских организаций по наблюдению за выборами, поэтому, имея приличный опыт за спиной, я могу сказать, что происходящее на этих выборах можно назвать общественным взрывом, — уверена г-жа Памфилова. — На всех участках было большое количество активной, грамотной и компетентной молодежи и людей самого активного возраста, то есть примерно до 45 лет».

«В этот раз благодаря разным организациям наблюдатели были грамотно подготовлены, что дисциплинирует участковые комиссии и требует от них четкого выполнения своих функций», — соглашается член ЦИК Елена Дубровина. По ее словам, если оценивать корпус наблюдателей в целом, то большинство желающих участвовать хотели убедиться в том, что на самом деле происходит. «Выборам предшествовал массивный поток информации о тотальных нарушениях, с одной стороны, и опровержений — с другой, поэтому неудивительно, что активные молодые люди решили увидеть все своими глазами и изучить систему изнутри», — подчеркивает она.

Опрос Высшей школы экономики показал, что абсолютное большинство (85%) стали наблюдателями впервые. Главная причина, которая подвигла их на это, — желание предотвратить нарушение закона. Однако в большинстве случаев наблюдатели ожидали давления на себя со стороны членов избирательной комиссии, а также были уверены в различных препятствиях в осуществлении своих функций.

О таких настроениях говорит и координатор группы «Мыборы» Дмитрий Сурнин. «Когда приходишь на тренинг наблюдателей, такое ощущение, что людей готовят на войну, хотя винить в этом можно только сложившуюся систему», — объясняет он. По его словам, в максимальной прозрачности выборной системы должны быть заинтересованы все, а опыт показывает, что это не так. «Люди, которые встречают вас на избирательных участках, сразу же считают вас врагами, поэтому наши коллеги шли на наблюдение за выборами с абсолютной уверенностью, что будут многочисленные нарушения и их будут выгонять», — подчеркивает он.

Однако не наблюдатели сработали в плюс. Как рассказала РБК daily одна из создателей проекта «Гражданин наблюдатель» Инна Куртюкова, качество работы наблюдателей от их проекта в марте было ниже, чем в декабре, так как много людей решили участвовать, «поддавшись моде». «Они прочли в Интернете разные отчеты и посмотрели интересные видеоролики и захотели попробовать, но не все справились, либо потому, что не знали как, либо потому, что участвовать в пресечении нарушений не всем хватило характера», — объясняет она.

Читать полностью: http://www.rbcdaily.ru/2012/03/14/focus/562949983239185

 



ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч