Реклама

Новости

В МИДе готов ответ на визовые санкции США


Москва подготовила симметричный ответ на составленный Госдепом США черный список российских чиновников, связанных с делом юриста Сергея Магнитского. Как выяснил "Ъ", в нем фигурируют американцы, которых российская сторона считает виновными в нарушении прав граждан РФ. В частности, Виктора Бута и Константина Ярошенко, одного из которых судят в США по обвинению в торговле оружием, а другого — в контрабанде наркотиков. За составление черного списка отвечает МИД РФ, заместитель главы которого Сергей Рябков сообщил "Ъ", что в него вошли те, кто "создает проблемы в российско-американских отношениях". Для них Россия будет закрыта.


Две недели назад, когда стало известно о визовых санкциях Госдепа США в отношении российских официальных лиц, фигурирующих в "списке Магнитского", президент РФ Дмитрий Медведев поручил МИД России подготовить ответные меры (см. "Ъ" от 28 июля). На Смоленской площади это поручение выполнили. Причем, как оказалось, задолго до того, как его отдал глава государства. В беседе с "Ъ" это на условиях анонимности подтвердили сразу несколько российских чиновников. В ответном черном списке, сообщил изучивший его собеседник "Ъ", несколько десятков американцев. Впрочем, назвать хотя бы одну фамилию он отказался.  

Другой знакомый с ситуацией источник "Ъ" уточнил, что вопрос составления черного списка прорабатывается российским МИДом с декабря прошлого года. Именно с того времени, по его словам, в Москве ожидали американских визовых санкций в отношении россиян, связанных с делом Магнитского. "С тех пор и лежат эти списки американцев. В них среди прочих фигурируют лица, участвующие, например, в делах против россиян Виктора Бута и Константина Ярошенко",— сказал собеседник "Ъ".  

Напомним, господа Ярошенко и Бут обвиняются в США в тяжких преступлениях. Первый, владелец авиакомпании "Роставиа",— в контрабанде кокаина, второй — в незаконной торговле оружием. В настоящее время дела обоих россиян, арестованных за пределами Соединенных Штатов (Константин Ярошенко был задержан в Либерии, а Виктор Бут — в Таиланде), рассматриваются судом Южного округа Нью-Йорка. Их задержание и последующая депортация в США вызвали в свое время гневную реакцию МИД России. Претензии Москвы при этом касались не сути предъявленных задержанным обвинений, а того, как с ними обошлись американские власти. В случае с господином Ярошенко российская сторона указала, что США серьезно нарушили Венскую конвенцию о консульских сношениях 1963 года, захватив россиянина на территории третьей страны и затем тайно доставив его в Соединенные Штаты. В ситуации с Виктором Бутом МИД также напирал на нарушение прав человека, отмечая, что его выставили международным торговцем оружием и участником заговора до вынесения вердикта.  

Теперь же сотрудники американских спецслужб, занимавшиеся этими громкими делами, могут оказаться в списке персон нон грата, который вряд ли будет обнародован. "Списки не появятся в открытом доступе. Американцы не публиковали свои, а значит, и мы не станем обнародовать наши,— объясняет тонкости симметричного ответа Вашингтону собеседник "Ъ".— Существует объемная база данных МИД России, в которой числится множество людей — почти все когда-либо въезжавшие в Россию. В случае с США напротив фамилий нежелательных персон просто будет поставлен крестик. И когда такой человек обратится за российской визой в консульство РФ, он получит отказ, который не будет никак мотивирован. При этом в консульстве могут и не знать истинной причины отказа".  

В такой ситуации о фигурантах российского списка остается только гадать. Один из адвокатов Виктора Бута Виктор Буробин полагает, что в случае с его подзащитным в списке вполне могут оказаться сотрудники управления США по борьбе с наркотиками (DEA) Дерек Одний, Скотт Хакер и Роберт Захариасиевич. "Они прослушивали Виктора (Бута.— "Ъ") и арестовывали его без санкций на прослушку и арест. Более того, они пытались его вывезти из Таиланда без прохождения процедуры экстрадиции — как вещь в чемодане,— негодует господин Буробин.— А если говорить о межгосударственных отношениях и международном праве в широком смысле, то наша претензия также состоит в том, что человек, который не совершал преступления на территории США и в отношении ее граждан или их имущества, не может быть судим в этой стране".  

Аналогичные претензии российская сторона выдвигает и по делу Константина Ярошенко. В слежке за ним, а затем и в аресте в Либерии также участвовали сотрудники DEA, в частности некий Сэм Гей. Впрочем, в российский список войдут не только американские борцы с наркотиками, которых перспектива стать невъездными в РФ вряд ли сильно напугает. "Наши претензии к США гораздо шире и не ограничиваются делами Бута и Ярошенко. Существует целый перечень дел, касающихся нарушений прав граждан РФ",— рассказал источник "Ъ" в МИД России.  

Готовность Москвы начать войну списков с Вашингтоном "Ъ" подтвердил заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков: "Будем отвечать, но этот ответ необязательно будет на 100% зеркальным. Списки могут быть разными по составу и персоналиям. Мы неоднократно выражали несогласие с известными инициативами американской стороны по введению особого визового режима для российских граждан, работающих в госструктурах. Рассматриваем это как попытку спекулировать на крайне сложном вопросе (деле Магнитского.— "Ъ"), ясность в котором пока отсутствует".  

Дипломат отметил, что действиями США уже нанесен существенный урон российско-американским отношениям. При этом из его слов следует, что к активным действиям Россия пока не перешла. "Наброски (списков.— "Ъ") есть, они разные и по объему, и по количеству фигурантов, принадлежащих к различным структурам. Все пока находится в процессе обсуждения. Могу лишь сказать, что наша выборка не оторвана от реальности: это те люди, которые имеют отношение к проблемам в российско-американских отношениях, в том числе на гуманитарных направлениях. В список может попасть любой американец, ответственный за нарушение прав российских граждан",— пояснил "Ъ" господин Рябков.  

О планах Москвы ответить США осведомлен и первый заместитель главы думского комитета по международным делам коммунист Леонид Калашников. Он считает, что не отреагировать на действия Вашингтона Россия не может, но называет ответ МИД РФ "карикатурным". "МИД, конечно, может какие-то списки сформировать. Но сомневаюсь, что найдутся американские чиновники, которые стремятся в Россию, учат здесь детей или хранят свои деньги в российских банках",— отметил парламентарий в разговоре с "Ъ". При этом депутат посоветовал американским сенаторам переключить свое внимание с "дела Магнитского" на другие российские проблемы. "Если уж они заявляют о правах человека, нужно не делом Браудера заниматься (Уильям Браудер — глава фонда Hermitage Capital Management, на который работал юрист Сергей Магнитский.— "Ъ"), а, например, выборами в России, особенно в преддверии значимых избирательных кампаний этого и следующего годов. Всем известно, какие у нас практикуются нарушения, и установить виновных в них губернаторов и других чиновников легко. Вот это я бы приветствовал",— говорит он.  

Владимир Соловьев

 

Ответ адекватный?

Валерий Гальченко, член президиума генсовета "Единой России":  

— Абсолютно адекватный. США сделали странный шаг в отношении России, мы ответили в духе "сам дурак". Поведение Америки невозможно признать политикой — это скорее демагогия. Повлияет ли вся эта история на перезагрузку российско-американских отношений? Если там услышат, то повлияет, если нет — атомную бомбу мы сбрасывать не будем.  

Николай Злобин, профессор, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США:  

— Нет, и как минимум некорректный. В деле Бута нет политических концов, в отличие от дела Магнитского, потому их нельзя сравнивать, а уж тем более применять санкции, подавая их как асимметричный ответ. Странно наказывать людей, которые помогают России бороться с российской же коррупцией, это наводит на определенные мысли. Такой ответ, в сущности, ничего не решит, только создаст в отношениях с Америкой дополнительные болевые точки.  

Элла Памфилова, лидер движения "За гражданское достоинство":  

— Нет. Адекватно было бы довести дело до конца, узнать, кто действительно за всем этим стоит, восстановить репутацию самого Магнитского и сделать выводы из этого дела, потому что оно не единичное. Сделав все это, адекватно было бы проявить политическую волю и исправить дефекты в системе правосудия, навести порядок в правоохранительных органах. Думаю, что никакого международного конфликта из этого не выйдет.  

Борис Титов, председатель "Деловой России", предприниматель:  

— МИД поступает в соответствии с существующими штампами. В данной ситуации, конечно, необходимо вступать в диалог, а не надувать щеки. Но все равно я не думаю, что дело Магнитского сильно испортит предпринимательский климат, потому что он у нас и так очень плох. И коррупция, и административное давление, и разного рода дела в судах, прозрачность судебной системы и так всем известны. Дело Магнитского, конечно, ужасно, но мы каждый день сталкиваемся в других делах с подобными случаями.  

Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты:  

— Неадекватна сама ситуация. США задали правила игры, по которым вынуждена играть и Россия. Но это плохая игра. Мне, как юристу, непонятны действия американцев, начавших применять санкции в отношении российских граждан не по решению суда, а по воле политиков. Только суд может ограничить передвижение граждан через границу. И американской, и российской сторонам нужно следовать букве закона, а не действовать в рамках политической конъюнктуры.  

Ариэль Коэн, ведущий эксперт фонда "Наследие" (Вашингтон):

— Ответ неадекватный. Список Магнитского является шагом, помогающим России бороться с коррупцией и осуществлять то, к чему многократно призывали Путин и Медведев. Ответ в духе "сам дурак" на самом деле ставит под вопрос всю политику перезагрузки, не приводит к улучшению ситуации в российских коррумпированных правоохранительных и других структурах и тем самым является контрпродуктивным.

 


kommersant.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч