Реклама

Новости

Александр ГЕЗАЛОВ. На чем ломаются сироты?


Другие


Привыкшие жить по иному распорядку и графику, схемам принятия решений, дети длительное время продолжают жить по ним. Еще недавно жившему в другой обстановке ребенку меняться крайне непросто. Это и взрослому сложно. Все новое и невиданное. За время пребывания в системном воспитании у сирот появляются свои жизненные конструкции восприятия мира, взаимоотношений, опыт тесного общения с другими детьми-сиротами в рамках учреждений, отношение к дружбе, верности, решению тех или иных внутридетдомовских проблем. Есть даже сиротские «понятия», которые в обычном мире просто отсутствуют, если не брать в расчет тюрьмы. , Все это часть субкультуры детдомовцев, за счет которой они там выживают. И в момент их выхода в мир им необходима поддержка и создание условий для преодоления этого кризиса. Дети ощущают колоссальную нехватку общения. Двадцать четыре часа в сутки они разговаривали, общались друг с другом, и вдруг все это кануло. Наступает кризис. Кризис новой территории, новых ценностей. Происходит обрушение всех моделей привычного стереотипного поведения. Детдомовская система так устроена, она не может иначе воспитывать этих детей.

Привычная привычка

Отойти от привычной системы не так просто. Это касается культуры питания, одежды, общения, пробуждения утром и укладывания спать вечером, помывки и стирки белья, которое обычно в детском доме стирают в общем стиральном барабане. Часто дети-сироты не могут преодолеть нежелание встать с кровати и пойти на учебу только потому, что раньше это желание в них преодолевали воспитатели. И это уже стало для них нормой. Они вообще часто живут на кровати. Спящий сирота ждет команды встать и пойти сначала умываться, затем на завтрак и далее. Внутри не звучит звонок мотивации. Привычка пересиливает даже желание поесть. Что для домашнего ребенка является нормой - для ребенка из детского дома становится новшеством. Многие не могут это принять и винят не себя в том, что не могут себя преодолеть, а новую систему, не готовую к тому, что за сиротой придется бегать. Потому что в новой системе никто не будет побуждать его на активные действия, как это было в детском доме. Опять наступает кризис. И уже через некоторое время воспитатель общежития машет на сироту рукой, потому что также не имеет мотивации заставить ребенка выдвинуться в учебные классы.

Да и новый контакт с новым лицом, коим является воспитатель общежития или социальный работник учебного заведения, так и не созидается, потому что в памяти еще долго будут жить руководители сиротского учреждения, к которым есть и доверие, и привязанность. Новая привязанность быстро не создается. Часто возникает перекос, когда привычка быть в длительном контакте с одним взрослым не может заместиться новым контактом. Сила привычки очень велика. Часто людей, способных влиять на сироту, не находится, и сироты бегут в детский дом за прежним руководством, привычным и безопасным. Им сложно, а порой они и вовсе не принимают нового руководства. А оно им необходимо. Наступает момент, когда выпускник детского дома вообще перестает учиться и обслуживать себя, так как к нему не предъявляют никаких требований, он даже считает это заслугой, что смог не дать себя заставить трудиться взрослым «чужакам». Учитывая, что таких детей крайне редко выгоняют из учебных заведений, так как искренне порой жалеют или зависят от них, часть выпускников вообще не посещает занятий, и оценки им ставят автоматом. У выпускника детдома так и не появляется личной мотивации и ответственности за то, что он должен получить образование. Это довольно распространенная история. То есть даже нахождение ребенка в рамках учебного заведения не гарантирует его адаптации, пересмотр отношения к учебе, ответственным решениям и т.д. Он просто тут живет. Привыкает.

Значимый взрослый

Когда говорят о том, что столько-то воспитанников из одного детского дома поступили в то или иное учебное заведение, это еще не означает, что выпускники будут там качественно учиться и овладевать специальностью и новыми знаниями, а потом получат рабочие места, имея низкую образовательную квалификацию и желание работать, так как не имели желания учиться. Их ощущение, что они продолжают жить как в детском доме, сохраняется длительное время, потому что это действительно так. Это и бесплатное питание, проживание, стипендии и другие блага, которыми щедро одаривает государство детей без родителей. Вот бы ими правильно воспользоваться. Но часто такая помощь вредит им. Дети-сироты, будучи выделенными государством в особую социально защищенную группу, не понимают, что эта степень защиты временная, им кажется, что так будет или очень долго, или всегда. Они продолжают быть под защитой государства и нетребовательного учебного заведения, которое терпит сиротские прихоти, потому что и жалко, да и деть их более уже некуда. Все это, так или иначе, влияет на будущее ребенка.

Что можно сделать, и как повлиять на сложившуюся ситуацию?

Помимо качественной подготовки сирот к самостоятельной жизни детский дом просто обязан провести знакомство с новым местом, где будет жить и учиться их воспитанник, создать плановую и плавную преемственность нового ответственного лица, познакомить ребенка заранее с теми, с кем он встретится потом. Следует теснее взаимодействовать с будущим учебным заведением. Дать не только характеристику в личное дело, но и подсказать через что и как можно включить выпускника в новые для него процессы. Некоторое время даже поддерживать контакт с теми, кто напрямую связан с выпускником: воспитатель общежития, мастер производственного обучения, социальный педагог. Чтобы поддерживать их информацией и личным участием, если это необходимо. Часто бывает, что такие отношения налаживают сами дети, убегая в детский дом за советом и поддержкой. За привычным «детдомовским теплом». И даже «плохой» воспитатель уже лучше любого хорошего нового.

Большую роль в сопровождении выпускника могут играть НКО (пока, к сожалению, это случается не часто), но не те, с которыми ребенок познакомился только что, а те, которые знают его длительное время. Имеют и длительный контакт, реальный авторитет и влияние. Потому что в моменты любого кризиса вопрос доверия и уважения становится главным. Не бегать за выпускником, спасая его от всего и вся, а создать такую модель взаимодействия, площадку, когда информация чем и как живет ребенок, будет наиболее объективна. Для этого опять же необходим контакт и с детским домом, и с учебным заведением, и с общежитием. Не навязчиво, но опережая трудности, могущие появиться в новых системах жизни и общения ребенка. Важно, чтобы оказавшийся в новой среде обитания ребенок знал: он может опереться не только на себя, но и на тех людей, которые им интересовались когда-то и интересуются сейчас. Искренне. Тогда болезненность процесса встраивания в общество можно будет минимизировать. В этом есть залог успеха и для будущих шагов, потому что для сироты они каждый раз новые. Учиться шагать лучше тогда, когда рядом есть тот, кто знает о предыдущих шагах, проблемах и успехах. Это можно назвать наставничеством, тьютерством, дружбой. Итог длительного, непростого труда сопровождения ребенка из одного мира в мир новый. Общество, где он будет получать качественное образование, знания и навыки, желать идти вперед, созидать, жить.

Александр ГЕЗАЛОВ

 


sirotinka.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч