Реклама

Прямая речь

Элла Памфилова: «Общество могло бы влиять на качество управления страной»


Видеозапись


Интервью участника XII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества — старшего научного сотрудника Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ Эллы Памфиловой.

— На каком этапе становления, по вашему мнению, находится гражданское общество в России?

— Этап очень интересный, противоречивый. Идут очень сложные процессы, и гражданское общество, вопреки многочисленным трудностям, развивается. Сейчас на уровне государства немало делается для поддержки, для создания благоприятной системы развития гражданских организаций, но много и системных тупиков. О крупномасштабной модернизации можно даже не говорить, потому что у людей на такие слова, как «гласность», «приватизация», «модернизация», очень негативная реакция. Для обеспечения развития России, конечно, необходимо, чтобы и государство, и гражданское общество объединили свои усилия на основе равноправного партнерства.

Чтобы Россия стала страной, где есть баланс интересов личности, общества, государства, качество жизни должно быть совершенно иным. Без создания системы независимых судов, прессы и всех базовых элементов свободного общества, без кардинальных изменений политической системы нельзя создать общество, в котором процветает конкуренция идей, где у креативных, талантливых людей есть возможность самореализации. И я полагаю, что здесь власть, ели она это задумала, может опираться на ту огромную инициативу и энергию, которая накопилась в обществе. Потому что в обществе есть огромная потребность в проявлении гражданских инициатив. Но между потребностью и возможностью реализации огромное противоречие, и это надо изменить. Гражданское общество могло бы влиять на качество управления страной, принимать в этом участие и нести за это ответственность. Я полагаю, что надо начинать с решения этих системных политических мер. А все остальное делается и сейчас — предпринимается множество мер по решению частных проблем. Если мы говорим о кардинальном изменении ситуации, то надо решать проблемы системные, надо слушать людей, должна быть обратная связь между властью и людьми, между политическими партиями. К сожалению, наши политические партии вообще не опираются на гражданские организации.

— Как вы считаете, спрос на формирование гражданского общества более или менее одинаков по стране, или есть какие-то очаги, где более сильно развито гражданское общество, или какие-то очаги, где не происходит совсем никаких процессов в этом смысле?

— На бытовом уровне у людей нет спроса на формирование гражданского общества. Люди не мыслят такими категориями. Есть спрос на решение тех проблем, которые волнуют людей. Это произвол, коррупция, проблемы в жилищной сфере, в сферах образования и здравоохранения, в охране труда, то, с чем человек сталкивается каждый день. И тут люди начинают все больше понимать, что для того, чтобы что-то «пробить» на любом уровне, надо найти людей, которых это тоже волнует, надо найти возможность объединить усилия. Это проблема самоорганизации. Эта потребность в гражданском обществе фактически является потребностью решать свои проблемы.

И чем более острые проблемы существуют в регионе, тем больше потребность. Хотя, к сожалению, часто бывает так, что где наиболее острые проблемы, там и меньше возможностей что-либо изменить — или высокая степень коррумпированности власти, или высокая степень бюрократизированости, или абсолютные барьеры между людьми и властью. Такая зависимость есть — чем сложнее проблемы, тем меньше возможностей для гражданской активности. И тут необходимы меры, которые должна принимать федеральная власть на своем уровне — создать возможность для гражданской самоорганизации, даже вопреки давлению того или иного уровня власти.

— Вы считаете, что есть определенные механизмы или институты, которые могли бы способствовать развитию общества?

— Конечно, есть, их много. Что-то полезное делается в Общественной палате, в Совете при Президенте, в других, региональных структурах, в Минэкономразвития, в иных государственных ведомствах — это всё ресурсные центры, где у нас есть единомышленники. Даже некоторые губернаторы понимают, что регион должен развиваться, обязательно опираясь на гражданскую активность. Таких людей в разных институтах, гражданских и государственных, немало, людей умных, которые осознают важность перемен для развития страны. И надо находить единомышленников в разных сферах, объединять усилия.

— А новейшие телекоммуникационные технологии, скажем, интернет, как-то способствуют этому?

— Обязательно. Социальные сети сейчас стали основным фактором самоорганизации наиболее социально активных людей. Это подтвердили летние пожары в прошлом году, когда люди через сети быстро находили друг друга, объединялись и решали проблемы. Интернет используется для самоорганизации людей в решении разных проблем, это борьба против мигалок и произвола на дорогах, вопросы ЖКХ и многое иное. Сейчас именно интернет — это самая свободная зона для думающих людей, которые не употребляют телевизионную жвачку.

Вместе с тем, надо понимать, что, если государство будет так медленно разворачиваться, то много креативных людей уедет из страны. Молодые люди видят все меньше возможностей для самореализации в нашей стране, и это беда. Хорошо, что еще есть те, кто не потерял надежду, что в своей родной стране они могут реализоваться, и они используют интернет. Надеюсь, что это поле не забетонируют, как забетонировали многие другие в реальной жизни.

 


hse.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч