Реклама

Публикации

Медведев поработал на гражданское общество


Вчера президент Дмитрий Медведев посетил Екатеринбург, где провел заседание Совета по развитию гражданского общества. Правозащитники остались довольны общением с главой государства. Как и ожидалось, помимо главной темы – защиты детей – обсуждались и другие проблемы. В частности, судебная реформа и дело Ходорковского. Эксперты «НГ» разошлись в оценке мероприятия. Некоторые из них считают его проявлением президентских амбиций Медведева – в контексте кампании-2012.


Визит Дмитрия Медведева начался символически – с открытия памятника первому президенту России Борису Ельцину. Вместе с Наиной Ельциной он принял участие в торжественной церемонии, транслировавшейся по стране в прямом эфире. Всю церемонию Медведев простоял без шапки – единственный из всех собравшихся на митинг. Хотя утром в Екатеринбурге было морозно: минус 13, так что многие шмыгали носами.


Церемония открытия заняла 15 минут, после чего ее участники уехали на следующие объекты, а специально привезенные на площадку пенсионеры разбрелись в поисках заказных автобусов, предательски исчезнувших из виду.


Все официальные службы (от областных властей до ГИБДД) накануне приезда Дмитрия Медведева решительно успокаивали горожан, обещая им отсутствие проблем и остановку движения всего на несколько минут. Быстро выяснилось, что по пути движения кортежа к памятнику на час встала трасса из аэропорта и отдаленных районов города по направлению к центру. Затем также без предупреждения перекрыли трассу из центра в отдаленный район Вторчермет, куда Медведев уехал на осмотр детского центра «Пеликан», а потом в обратном направлении – в детскую библиотеку.


На заседании совета президент продемонстрировал большую выдержку. Как рассказала «НГ» глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, Медведев выслушал не только докладчиков, но и большинство тех, кто пожелал выступить с длинными ремарками, и почти каждому в заключительном слове ответил. Предвидя некоторые вопросы, глава государства успокоил собравшихся – критикуемый общественностью закон о полиции, который сегодня будет рассмотрен Советом Федерации, подвергнется правке: «Как любой закон, он носит исторический характер и, наверное, далеко не идеален, он будет меняться».


Корреспондент «НГ» поинтересовался у президента Ассоциации независимых центров экономического анализа Александра Аузана: была ли затронута в его выступлении тема десталинизации российского общества? Эксперт удивился вопросу: «Почему-то в прессе тему десталинизации превратили в одну из главных интриг. Я не понимаю, о какой десталинизации идет речь? Десталинизацией занимался Никита Хрущев. На совете речь шла о гораздо более сложных вещах, связанных с программой восстановления исторической памяти».


Между тем проблему десталинизации считает весьма актуальной директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин: «Все социологические замеры обозначают очень простой факт – большинство населения России положительно оценивают фигуру Сталина. Мне как историку представляется необходимым избавлять общественное сознание российских граждан от исторических мифов, в том числе от мифа о Сталине». «Общественный дискурс по этой теме абсолютно необходим. Нужны исследования. Необходимы публикации документов по эпохе сталинского периода и других периодов советской истории», – добавил Сорокин.


Людмила Алексеева говорила на свою любимую тему – о том, что мировые судьи неправедно судят демонстрантов и пикетчиков: «Они не принимают во внимание свидетельства простых граждан – только милиционеров.


А те не несут никакой ответственности за лжесвидетельство!» «Медведев ответил мне, что лжесвидетельствования недопустимы и что с этим надо что-то делать», – сказала «НГ» Алексеева. «Я постараюсь, чтобы он об этом не забыл», – добавила правозащитница.


О проблемах правосудия рассказывала президенту и конституционный судья в отставке Тамара Морщакова. Она посвятила президента в тонкости отечественного судопроизводства: «Судья фактически не может чувствовать себя независимым, поскольку действует в соответствии с теми указаниями, которые получает как минимум от судейского начальства». Совет рассматривает расширение компетенции суда присяжных как способ противостоять таким явлениям. Обеспечить подлинную независимость судьи должно и реформирование органов судейского сообщества, а также изменение полномочий председателей судов, уверена эксперт.


Президент, похоже, не удивился замечаниям Морщаковой. И тогда она напомнила главе государства о деле Михаила Ходорковского и Платона Лебедева: «По поводу этого дела было предложено президенту, и я об этом говорила, провести экспертно-правовую оценку принятого акта, естественно, и самой процедуры, того, как она осуществлялась. С этим он согласился. Сказал, что хотел бы получить от нас такое экспертное заключение».


При этом президент, по словам главы совета Михаила Федотова, отметил, что «ни один из сидящих здесь, в зале, не знаком полностью с материалами процесса, поэтому говорить на эту тему крайне сложно». «И главное – приговор еще не вступил в законную силу, и поэтому я комментировать его не могу», – привел Федотов реплику главы государства. По словам председателя совета, президент ответил и на вопрос о возможности помилования или обжалования, заявив, что эти процедуры могут быть рассмотрены, «но это другой вопрос». Заниматься составлением документа, как пояснила «НГ» Морщакова, будет специальная комиссия совета. Для которой это дело – не первое: завершается работа по экспертному исследованию дела погибшего юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Кроме того, сообщила собеседница «НГ», Медведев на совете дал согласие «рассмотреть вопрос о возможном создании в президентской администрации стабильно работающего центра по реформированию в сфере публичного права, включая судебную деятельность и деятельность правоохранительной системы».


Между тем некоторые эксперты высказывают скептицизм в отношении будущих достижений совета. Бывший руководитель президентского совета Элла Памфилова, с одной стороны, рада за коллег: «В любом случае те члены совета, которые занимаются судебной реформой, последовательно работают. Они всегда очень жестко и профессионально высказывали свою позицию». Однако, замечает Памфилова, «экспертиза по делу Ходорковского в основном будет иметь значение для общественности. Для того чтобы еще раз аргументировать и подтвердить критические отклики на то, что происходит. А что касается официальной стороны дела – материал просто пойдет по инстанциям, даже если попадет на стол президенту. Ну, напишет президент очередную резолюцию – «учесть». Я думаю, что это ничего не изменит, вряд ли это как-то повлияет на государственную позицию, на позицию нашего суда». «В том-то и дело, – сетует Памфилова, – что это значит: еще раз гонять дело по кругу, вместо того чтобы что-то изменить. Президент уже свою позицию по поводу суда высказал достаточно внятно».


С ней не согласен глава фонда «Эффективная политика» Глеб Павловский: «Всегда будут какие-то шпильки в адрес совета и претензии со стороны более радикальных людей. Мне кажется, что такой совет нужен. Может быть, в нем хотелось бы видеть больше практиков защиты прав человека, я бы даже сказал – менеджеров, работающих в сфере правозащитной деятельности, в сфере институтов гражданского общества». Медведев, указывает собеседник «НГ», подтвердил свой тренд: «Принцип свободы остается для него одним из центральных приоритетов, ради которых существуют гражданские институты. Это важный момент, потому что у нас очень часто большинство бюрократии выступает с обратной позиции, считая, что свобода должна быть подчинена функционированию ведомств и государственных служб».


Конфликт по поводу Ходорковского, уверен эксперт, не юридический и не политический, а общественный, в который «вовлечена пресса». Он считает закономерным обращение совета к этой теме. Важно, отмечает собеседник «НГ», чтобы проблемы, обсуждавшиеся на совете, не рождали у людей ощущения обмана – если потом все останется на месте. Павловский обратил особенное внимание на тему рассекречивания архивов: «Она является инфраструктурной для нашей общественной жизни. Потому что многие репутации держатся на том, что архивы не рассекречены. И здесь, конечно, необходимо большее давление общества, чем сейчас».


Критически оценивает итоги заседания член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: «Все это – имитация деятельности. Президент ищет среду, на которую он мог бы опереться, показывает, что он существует как самостоятельный политический деятель». По мнению эксперта, за рамки этого заседания обсуждение не перешагнет: «Например, вопрос о деле Ходорковского и Лебедева». Президент, указывает Малашенко, создает важную для него атмосферу: «Он тоже готовится к выборам. Решения о том, кто будет выдвигаться от тандема, нет. Поэтому необходимо создать ощущение своего присутствия. А также своего отношения к позиции национального лидера».


Президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека вчера изменил название, избавившись наконец от нелепой вставки «по содействию». Также расширен состав этого органа: членами Совета стали некоторые журналисты. В частности – главред интернет-издания «Частный корреспондент» Иван Засурский, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, публицист Леонид Радзиховский. Совет будет собираться не реже одного раза в два месяца, а при необходимости проводить внеочередные заседания.


ng.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч