Реклама

Публикации

Элла Памфилова: «Я не уеду!»


От бывшего председателя Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при  президенте Эллы Памфиловой


Не дождетесь — не уеду!


Да, видимо, крепко я кой-кому «насолила», если до сих пор не могут успокоиться и продолжают исподтишка атаковать меня (уже ушедшую!) мелкими пакостями.


На днях «желтая» пресса решила сослать меня на постоянное место жительства за океан, в Соединенные Штаты. И чего мои «заклятые друзья» так опасаются, что не могут оставить меня в покое, стараясь всеми правдами и неправдами ударить по мне, по моему авторитету?! Вроде в политику я не собираюсь, заговоры против власти не плету — взяла тайм-аут, и не только для того, чтобы наконец выучить английский (это мое давнее желание, просто раньше времени не хватало), а самое главное, хорошо продумать свою дальнейшую деятельность. Ан нет, не дает покоя моя судьба — так и мелькают перед моим носом красные флажки...


На нынешнем этапе дежурные «ньюсмейкеры» получили указание раскручивать новую версию моего ухода, мол, не выдержала — ну что с нее возьмешь: слабая женщина. Только вот никак не пойму, если я такая слабая, то что они продолжают так нервничать? Впрочем, пусть нервничают! У них для этого будут все основания, потому что никуда из России я не уеду и намерена очень бурно и активно принимать самое заинтересованное участие в том, что происходит в стране. И что бы ни распространяли обслуживающие их пишущие проститутки, на самом деле они знают и о моем жестком характере, и о моих бойцовских качествах.


Ушла я совершенно осознанно, а не потому что нервы сдали. Я горжусь тем, как работал Совет все эти годы и что удалось сделать. Я горжусь тем, что на протяжении 8 лет работы не боялась поднимать перед первыми лицами государства самые острые, самые неприятные для власти вопросы. Тогда, когда почти все молчали, за исключением единиц. И по поводу войны в Чечне, и по поводу Ходорковского, и по поводу выборов, и по поводу митингов, и по поводу коррупции в правоохранительных органах, и по поводу продажности политиков и судов, и по поводу произвола спецслужб. Не раз всерьез рисковала, тогда как так называемые «крепкие мужики» вдруг внезапно исчезали, чтобы ненароком чего не вышло. Я благодарна моим коллегам по Совету за совместную работу и за то, что нашими усилиями за эти годы удалось помочь многим людям. Порой в самых безнадежных ситуациях. Многим беженцам, которые после распада Союза и в результате разного рода конфликтов оказались никому не нужными. Незаконно осужденным заключенным. Инвалидам, военнослужащим, пенсионерам и многодетным. Совет первым забил тревогу по поводу Лесного кодекса, и еще полтора года назад Медведеву были переданы документы по этому поводу. Этот список длинный и емкий. Но... Я могла бы также долго перечислять те вопросы и предложения Совета, которые не нашли понимания у власти. Прежде всего потому, что их решение противоречило бы логике нынешней политической системы. Мы стали упираться в системный тупик.


Наступил кризис жанра. Возникло убеждение, что надо кардинально менять принципы работы. Увы, но у меня не оказалось возможности представить предложения по этому поводу президенту. Я глубоко убеждена, что сейчас надо кардинальным образом менять политические предпосылки для успешного развития гражданского общества. Косметикой здесь не обойдешься — она будет осыпаться, как старая штукатурка. Это одна из основных причин моего ухода, а не чье-либо давление. Я бы себя не уважала, если бы спасовала перед какими-то «нашими» или другими мелкими единоросскими функционерами. Дело не в этом политическом планктоне, а в тех, кто формирует реальную политику.


newtimes.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч