Реклама

Публикации

Махровые антишашлычники


 Скандал вокруг шашлычной "Антисоветская", перешедший в скандал вокруг антисоветской статьи журналиста Александра Подрабинека, на прошлой неделе неожиданно привел к скандалу на высшем государственном уровне — кремлевском. Обозреватель "Власти" Дмитрий Камышев полагает, что произошло это благодаря главному кремлевскому политтехнологу Владиславу Суркову, неверно рассчитавшему свои силы. 


Началась эта история со спора между хозяйствующим и властвующим субъектами. В середине сентября префект Северного округа Москвы Олег Митволь потребовал от хозяев шашлычной "Антисоветская" на Ленинградском проспекте поменять название. Поводом послужило письмо председателя московского совета ветеранов, бывшего секретаря ЦК КПСС Владимира Долгих, который от имени своей организации попросил префекта убрать с вывески "неуместный политический каламбур", оскорбляющий ветеранов (см. "Власть" от 28 сентября).



21 сентября в интернет-издании "Ежедневный журнал" была опубликована статья советского диссидента и журналиста Александра Подрабинека, который в крайне резких выражениях раскритиковал и товарища Долгих, и прочих подписавших жалобу ветеранов. Обращаясь к тем, кто "приватизировал патриотизм, любовь к России и заботу о ее будущем", автор напомнил, что "Советский Союз — это не только политруки, стахановцы, ударники коммунистического труда и космонавты", но и "крестьянские восстания, жертвы коллективизации и Голодомора, сотни тысяч невинно расстрелянных по чекистским подвалам и миллионы замученных в ГУЛАГе". "Вы так возмутились "антисоветским" названием потому, что, верно, вы и были вертухаями в тех лагерях и тюрьмах, комиссарами в заградотрядах, палачами на расстрельных полигонах",— подытожил Подрабинек.



После этого активисты прокремлевского движения "Наши" начали массированную атаку на автора антисоветской статьи. 24 сентября они пришли в редакцию "Новой газеты", с которой сотрудничает Подрабинек, чтобы "потребовать у него публичных извинений", но отыскать журналиста не смогли. На следующий день комиссар "Наших" Глеб Крайник заявил "Интерфаксу", что "если господин Подрабинек не извинится перед ветеранами, то ему будет намного комфортнее где-нибудь в Эстонии, где политика государства совпадает со столь любимыми ему пронацистскими взглядами". А 28 сентября лидер движения Никита Боровиков объявил о начале "бессрочных пикетов возле дома "пуганого" Подрабинека" с целью заставить его извиниться. "В случае отсутствия извинений мы будем требовать от Подрабинека выезда из страны",— подчеркнул Боровиков. Сам журналист дома с тех пор на всякий случай не появлялся, а в своем блоге сообщил, что за пропутинской молодежью "стоят серьезные люди с серьезными намерениями", решившие с ним "расправиться любым способом".



Впрочем, все эти заявления вполне соответствовали устоявшемуся имиджу "Наших", и до того не стеснявшихся демонстрировать агрессивное неприятие любого инакомыслия — будь то "неправильные" книги или "неправильные" политики. Но на прошлой неделе кампания против Подрабинека фактически вышла на государственный уровень, поскольку к ней подключилась партия власти в лице "Единой России".



Поводом для этого стало распространенное вечером 5 октября заявление совета при президенте по правам человека во главе с Эллой Памфиловой, который осудил "незаконную и аморальную кампанию травли Александра Подраби нека, организованную безответственными авантюристами из движения "Наши"". Назвав заявления журналиста в адрес ветеранов "оскорбительными", совет в то же время выразил мнение, что действия "Наших" "не только напоминают позорные советские кампании травли инакомыслящих, но и подают молодежи очевидный пример открытого правового нигилизма". В связи с этим авторы заявления предложили компетентным органам "незамедлительно проверить деятельность движения "Наши" на предмет ее соответствия требованиям законодательства о некоммерческих организациях и противодействии экстремизму".



Ни партия "Единая Россия", ни ее неформальное, но и не скрываемое шефство над "Нашими" в заявлении не упоминались. Не стал откровением и сам факт осуждения "кампании травли": ранее в том же духе высказывались, например, лидер "Яблока" Сергей Митрохин и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. Последний, кстати, тоже призвал правоохранительные органы "заняться этим вопросом". Но жесткая реакция со стороны единороссов последовала только на заявление президентского совета по правам человека.



Поздним вечером 5 октября на официальном сайте "Единой России" появилось заявление первого заместителя секретаря президиума генсовета Андрея Исаева, курирующего в партии агитационно-пропагандистскую работу. Он выразил "крайнее удивление высказыванием Эллы Памфиловой" и сообщил, что "активисты движения "Наши" имеют право выражения своих позиций всеми законными способами не меньше, чем г-н Подрабинек, и пытаться устанавливать цензуру в пользу некоторых привилегированных "правозащитников" весьма странно". Однопартийцы Исаева на следующий день выразились еще конкретнее. Глава центрального совета сторонников партии Франц Клинцевич пообещал "поставить вопрос о необходимости обращения к президенту с требованием сместить Памфилову с занимаемого ею поста". А первый заместитель главы думской фракции единороссов и по совместительству руководитель Союза пенсионеров России Валерий Рязанский полностью солидаризировался с "Нашими", сообщив, что "оставлять негодяев в покое нельзя", а их поддержка со стороны Памфиловой вызывает "особое сожаление и недоумение". Заодно депутат горячо поддержал мысль о высылке из страны инакомыслящих, от которой сами "Наши" вроде бы уже открестились (соответствующий пассаж был изъят из размещенного на официальном сайте движения заявления Боровикова): "Не надейтесь, господа, в современной России вам делать нечего".



Главный вывод из этих событий, казалось бы, очевиден. Своими действиями "Наши" и шефствующие над ними единороссы фактически дезавуировали все либеральные посылы программной статьи Дмитрия Медведева в "Газете.Ru" (см. "Власть" от 21 сентября) и убедительно доказали, кто на самом деле в стране хозяин и что это, собственно, за страна. То есть сколько бы нынешний президент ни говорил, что "переход России на более высокую ступень цивилизации" произойдет "не принуждением, а убеждением, не подавлением, а раскрытием творческого потенциала каждой личности", на деле торжествует куда более простая в исполнении путинская концепция: "мочить в сортире" всех, кто не согласен с базовыми постулатами суверенной демократии. А к тем, кого "замочить" по каким-то причинам пока затруднительно, следует применять принцип времен развитого социализма: если тебе не нравится то, что у нас происходит,— уезжай из страны.



Этот вывод вроде бы подкрепляется и опросом "Левада-центра", проведенным в рамках международного социологического исследования (см. таблицы). Число респондентов, которые хотят жить в стране с "демократическим способом управления", в России на 30% меньше, чем в других странах—участниках опроса. А против возможности "свободно выражать нехарактерные для большинства политические взгляды" высказался 21% россиян — вдвое больше, чем в остальном мире. То есть и отступление наших властей от общепризнанных демократических норм, и их желание заткнуть рот оппозиции готово поддержать весьма значительное число российских граждан, во всяком случае вполне достаточное для того, чтобы организовать "массовые протесты" в стиле "Наших" по отношению ко всем, кто "позволяет себе лишнее" в устной или письменной форме.



Кроме того, президент, который по идее должен был быть недоволен "Нашими" не меньше Эллы Памфиловой, на скандал поначалу отреагировал весьма сдержанно. Как заявила журналистам утром 7 октября его пресс-секретарь Наталья Тимакова, "пока это нормальная дискуссия в гражданском обществе", естественной частью которой является "решение вопросов цивилизованным путем, в том числе через суд", и заявление совета по правам человека "таким принципам соответствует". Что же касается требований единороссов о снятии Памфиловой, то партии, как мягко напомнила пресс-секретарь, конечно, "имеют право выдвигать те или иные предложения", но "назначение руководителей советов при президенте — это прерогатива главы государства".



Однако вечером того же дня произошли два события, позволившие усомниться в версии о бессильном Медведеве и всемогущих путинцах.



Во-первых, действия своих молодых сторонников недвусмысленно осудил сам Владимир Путин. На встрече с группой российских писателей, по словам ее участников, премьер назвал статью Подрабинека "хамской", но тут же заявил, что и активисты "Наших" "в своих действиях часто идут не туда". "Если вы хотите знать мою точку зрения, то мне все это очень не нравится",— признался он.



Во-вторых, ближе к ночи произошла любопытная заочная перепалка между двумя кремлевскими сотрудниками. Сначала "Интерфакс" распространил мнение "высокопоставленного чиновника в администрации президента", полагающего, что позиция совета по правам человека по поводу Подрабинека "не соответствует принципам гражданского общества, девальвирует саму идею совета и ставит в сомнительное положение его руководителя". А всего через час "РИА Новости" передало заявление Натальи Тимаковой, которая подтвердила, что Памфилова "действует в рамках своих полномочий", так как возглавляемый ею совет был создан именно для того, чтобы "разные точки зрения, существующие в гражданском обществе, были представлены в этом совете и глава государства имел возможность с ними знакомиться".



Поскольку под псевдонимом "высокопоставленный источник в Кремле" в сообщениях СМИ, посвященных внутриполитическим вопросам, обычно скрываются либо первый замглавы администрации президента Владислав Сурков, либо сама Тимакова, в данном случае совершенно очевидно, что "антипамфиловское" мнение озвучил именно Сурков (или кто-то из его ближайшего окружения). Но еще более симптоматично, что пресс-секретарь президента решила ответить на этот анонимный выпад публично. С учетом этого обострение "антисоветского" скандала можно объяснить тремя версиями.



Версия первая: "дело Подрабинека" в очередной раз выявило серьезные противоречия между Медведевым и Путиным или по крайней мере между их командами, в том числе и внутри Кремля. Ведь даже после ухода бывшего президента в премьеры, как уже отмечала "Власть" (см. N 19 от 19 мая 2008 года), в кремлевской администрации осталось немало "верных путинцев" во главе с тем же Сурковым. Правда, в таком случае премьер, наверное, должен был бы высказаться по поводу действий пропутинской молодежи более комплиментарно.



Версия вторая: весь "шашлычный" скандал является продуманной комбинацией, направленной на укрепление либерального имиджа Медведева. Автор комбинации — тот же Владислав Сурков. По этой версии, он натравил "Наших" на Подрабинека, а единороссов — на Памфилову, чтобы затем на сцену на белом либеральном коне выехал президент и торжественно заступился за гражданские права и свободы. Однако у этой версии сразу два слабых места: в нее плохо вписываются и излишне спокойное заявление Тимаковой утром 7 октября (для должного эффекта гонителей свободы слова стоило приструнить гораздо строже), и особенно ночной обмен ударами между анонимом и пресс-секретарем президента.



Наконец, версия третья и, пожалуй, самая правдоподобная: Владислав Сурков действовал сам по себе, исходя исключительно из собственных интересов, например пытаясь продемонстрировать своим начальникам, как слаженно работает созданный им механизм прямого воздействия на политические и общественные процессы в стране. Тогда понятно, почему жертвой был выбран именно Подрабинек: еще в мае 2005 года, на закрытой встрече с членами "Деловой России" Сурков признался, что раньше относился к диссидентам и правозащитникам с "трепетом в душе", но потом понял, что "это такие проходимцы сплошь и рядом", которые "не за людей болеют, а за гранты за свои".



Если так оно и было, то следует констатировать, что показательная акция оказалась, мягко говоря, неудачной — по крайней мере, если судить по реакции зарубежных СМИ (см. справку). Дмитрий Медведев в глазах Запада подтвердил имидж слабого президента, чьи слова явно расходятся с делами. Владимир Путин усилиями своих сторонников снова предстал в образе приверженца тоталитаризма и сторонника возвращения советских порядков. А сами "нашисты" и вовсе удостоились сравнения с "Гитлерюгендом".



Конечно же, на зарубежную реакцию автор суверенной демократии мог бы и наплевать, если бы не его собственные серьезные имиджевые потери. В результате разыгранной спецоперации ощутимый щелчок по носу получила "Единая Россия", очень быстро отказавшаяся от требований уволить Эмму Памфилову. И возможно, в следующий раз натравить осторожных единороссов на кого бы то ни было будет сложнее. "Наших" же, исполнявших свои хунвейбинские обязанности у подъезда Подрабинека довольно вяло, скорее всего, после окриков президента и премьера придется отозвать. А президент по аналогии со скандалом вокруг генерала Шаманова (см. здесь) вполне может вынести главному кремлевскому политтехнологу предупреждение о неполном служебном соответствии. Например, за использование нашистского "спецназа" в личных целях.  



ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч