Реклама

Публикации

Элла Памфилова о деятельности Общественной российско-белорусской правозащитной комиссии


ВОПРОС: Вот такая странная ситуация накануне встречи "Восьмерки". Общественный совет, вроде, при Президенте. А батьку нашего белорусского постоянно как-то критикуют. Это вы сами по себе или такая игра в Кремле идет, заказы какие-то?

ПАМФИЛОВА: Ну, вы знаете, вообще вся наша деятельность показывает, что нет никакой игры. Если вы посмотрите, кто впервые выступал против ограничительных поправок в Закона «О СМИ – Совет, кто первый забил тревогу по Закону «О митингах»? А Закон «О гражданстве»? А постоянные поездки в Чечню, в Ингушетию, когда мы не позволяли выдавливать оттуда беженцев? А кто раньше всех и с самой подробной экспертизой выступил против закона о «монетизации»? И еще многое... Понимаете, "при Президенте" - это замечательно, потому что у нас есть возможность напрямую Президенту представлять точку зрения общественности на основе общественных интересов и потребностей. И она часто альтернативна позиции тех или иных ведомств и чиновников.

Это же касается и Белоруссии. Почему мы выделяем Белоруссию из общего ряда? Вот, например, мы несколько раз обращались и в Таджикистан, и в Азербайджан, когда дело касалось защиты прав российских граждан. Но роль Белоруссии отдельна, потому что у нас есть договор о создании союзного государства. И, естественно, нам не безразлично, что происходит с правами белорусов на территории России и что происходит с правами российских граждан на территории Белоруссии. И если дело касается нарушений прав человека, мы будем обращаться к руководству Белоруссии.

Единственное, я хотела бы сделать акцент на том, что это общественная комиссия. То есть она выражает точку зрения определенной части общественности, и это не является официальной точкой зрения власти. Я хотела бы очень четко разделить: есть официальная система взаимоотношений и есть система взаимоотношений общественная. Они должны быть разделены. И если вы посмотрите на сайт Совета, вы увидите, что очень часто мы вступаем в противоречие с официальной точкой зрения - пытаемся отстаивать свою, доказывать Президенту. И, в общем-то, выигрываем.

Кстати, вот что обидно. Ведь благодаря Совету внесли поправки в 251-ю статью Налогового кодекса. Впервые туда были внесены и правозащитные организации, что создало для них более благоприятные налоговые условия. Было поручение Президента Совету о разработке механизмов инвестирования в развитие гражданского общества. Весь процесс, вроде, шел в одну сторону, и вдруг этот закон - совершенно с другую сторону. Но мы не сдаемся, мы в любом случае будем отстаивать наши позиции.

МОНЭГЕН: "При Президенте" - это здорово, это значит, что есть диалог, наконец, и это значит, что Президент поддерживает развитие гражданского общества.

АУЗАН: Можно, я вернусь к вопросу о Белоруссии? В том же самом вопросе о Белоруссии мы критикуем наши власти не менее жестко. Потому что на встрече с Президентом вопрос стоял так: почему Министерство иностранных дел Российской Федерации и консульские службы не осуществляют должным образом защиту и представительство интересов российских граждан, российских граждан, задержанных и арестованных на территории Белоруссии?

И это было услышано Президентом, он сказал, что отдаст соответствующее распоряжение МИДу, потому что любая страна обязана заботиться о своих гражданах, которые оказываются под преследованием в других странах. И я абсолютно согласен с тем, что белорусские граждане к нам ближе, чем граждане других стран, потому что есть союзный договор, и мы поэтому будем говорить и об интересах белорусских граждан. По-моему, у нас для этого есть основания. Спасибо.



ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч