Реклама

Публикации

Элла Памфилова: "Какие мы - такая и власть"


Наверное, самый главный человек в минувшем году - это пенсионерка из Саратовской области, которая не допустила вырубки леса в заповедной зоне. Она почитала Конституцию и выяснила, что может подать иск против местных начальников. Да, ей пришлось потратить время и нервы, но она выиграла суд и сберегла лес, народное достояние. Она просто поверила в себя и сделала то, что считала нужным. Это знаковая фигура, которая, к сожалению, не определяет состояния нашего общества. У нас в основном бытует пассивность или душевная леность, и поэтому нет пока общественного шлепка по рукам зарвавшихся чиновников. Это тоже характеризует прошедший год - произвол на основе безответственности и безнаказанности достиг высшей точки.



Мне бесконечно жаль, что в этом году ушел дорогой нам человек - Георгий Степанович Жженов, с которым я имела счастье работать в комиссии по правам человека, а потом у нас в совете. Это тоже знаковая фигура: сильный, неравнодушный человек, который всегда откликался на проблемы и беды людей.



Лично меня в этом году больше всего потрясло невероятное количество природных катаклизмов. Это тревожный звонок, говорящий о том, что человечество в своей гордыне пропустило момент, когда природа начала мстить всерьез. Разрушенный Новый Орлеан показал, насколько мелкотравчаты вся геополитическая возня, интриги, двойная мораль и двойные стандарты. Он показал несостоятельность мифов о великих оплотах демократии, об эффективности общества. Это кризис человеческой цивилизации.



Что касается наступления на демократию в нашей стране, то сначала надо задать вопрос: а была ли у нас демократия? То, что творится в последние 15 лет, - это хаос, нищета, отсутствие безопасности, криминал и коррупция. И теперь главная для нас проблема - реабилитировать само понятие «демократия».



Развитие нормальных демократических институтов - это основное условие повышения качества жизни общества. Но в такой ситуации, которая сложилась у нас, представителям власти очень легко, опираясь на мнение большинства, закручивать гайки. Ведь демократия - это власть народа, а что говорит народ во всех соцопросах? Смертную казнь ввести, всех олигархов посадить и т.д. Около половины опрашиваемых выдвигают на первый план безопасность, социальные права, работу, жилье, а за свободу слова - лишь два-три процента. Поэтому постепенно все зажимается под лозунгом борьбы с терроризмом. Население запугано и дезориентировано. Оно готово чем угодно поступиться, лишь бы лучше боролись с преступностью, лучше ловили террористов, избежали кризиса в управлении. Но ничего не меняется.



Вот вам случай с Благовещенском. Целый год мы старались сделать так, чтобы наказали виновных. Не тех несчастных милиционеров, которые выполняли чужие приказы, а тех, кто отдавал приказы. Вроде бы удалось там замминистра освободить от должности, а сейчас его опять пытаются восстановить. И оказалось, что многие униженные и избитые люди отказываются от своих показаний - в обмен, может быть, на лучшую работу, или решение жилищных проблем, или на то, что их травить не будут. Это яркий показатель неверия в то, что федеральная власть может защитить от произвола местных чиновников. Но какие мы - такая и власть. Можно, конечно, говорить о наступлении на демократию, однако сами люди легко отдают свои права. Не произошло внутреннего переосмысления своего человеческого достоинства, поэтому с нами можно сделать все что угодно.



От 2006 года я ожидаю, что мы, наконец, встряхнемся и разозлимся на себя. Ведь у нас все есть, надо только мобилизовать умственные способности, в том числе и правительства, чтобы решить, что делать с той манной небесной, которая на нас сыплется, а мы так бездарно ее растрачиваем. Если же все будет цементироваться, зажиматься, подавляться административно-бюрократической плитой, то будем медленно догнивать. Третьего нам не дано.



Политический журнал

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч