Реклама

Публикации

Вступился не по-детски


К 12 годам тюремного заключения приговорил в среду чикагский суд 33-летнюю американку Ирму Павлис, убившую в припадке гнева своего шестилетнего приемного сына из России. Вчера же за защиту российских сирот от иноземных усыновителей взялась Генеральная прокуратура. Накануне вынесения в Америке приговора, генпрокурор Владимир Устинов предложил правительству срочно пересмотреть сложившуюся в последние годы практику усыновления маленьких россиян за границу. Г-н Устинов настаивает на заключении специальных международных договоров с государствами, граждане которых усыновляют детей из нашей страны. Отсутствие подобных договоренностей, утверждает генпрокурор, «не позволяет осуществлять действенный контроль за положением усыновленных и принимать меры, направленные на пресечение насилия над ними».



Для Белого дома заявление генпрокурора, сославшегося на «участившиеся факты насилия над российскими детьми, усыновленными иностранцами», видимо, стало последней каплей. Во всяком случае именно вчера кабинет министров решил отреагировать на выступления российского чиновничества, на удивление чутко откликнувшегося на трагедию в американской приемной семье и активно включившегося в истеричную кампанию, направленную на прекращение «экспорта» детей. Источник агентства ИТАР-ТАСС в правительстве назвал предложения г-на Устинова очень конструктивными: «В представленном генпрокурором письме правительству все разложено по полочкам и предложения в хорошем смысле прагматичны». Ожидается, что на рассмотрение инициативы генпрокурора уйдет не более двух недель, после чего Белый дом приступит к их воплощению в жизнь.



Хотя по большому счету ничего нового Владимир Устинов не предложил. Идея о том, что именно некие межгосударственные договоры могут стать стопроцентной гарантией счастья усыновленных из России за границу детей, уже несколько лет активно обсуждается и педагогами, и социальными работниками, и депутатами Госдумы. На многочисленных конференциях и парламентских слушаниях, которые проходили в России параллельно с судебным процессом над Ирмой Павлис, давно разложили по полочкам все плюсы и минусы подобной инициативы. Но, видимо, лишь генпрокурор сумел придать этой идее необходимый политический вес, который позволит власти проигнорировать предостерегающие заявления ее противников.



Общественные же защитники прав детей как раз считают, что такие договоры, наоборот, послужат дополнительным препятствием для сирот из России, которые могли бы обрести полноценную семью за границей. Руководитель организации «Право ребенка» Борис Альтшулер назвал подготовку таких договоров «новой попыткой полностью закрыть международное усыновление». Дело в том, что после заключения первого же из двусторонних договоров для маленьких россиян будут закрыты самые перспективные варианты усыновления. «С США, Канадой и Германией такие договоры заключить очень сложно, потому что там усыновление регулируется на местном уровне, законами штата или земли, -- объяснил г-н Альтшулер корреспонденту «Времени новостей». -- Представьте, сколько времени понадобится, чтобы Россия заключила двусторонний договор с каждым штатом Америки или с каждой землей ФРГ. И эта законодательная норма немедленно приведет к прекращению усыновления в эти страны. Между тем именно они принимают больше всего российских сирот, в том числе детей-инвалидов, которые никому не нужны в России».



Железный же занавес на пути зарубежных усыновителей, в свою очередь, будет означать, что количество малышей, которые могли бы избежать сиротской доли, сократится более чем вдвое. Согласно статистике, в последние годы международное усыновление в нашей стране опережало внутрироссийское. Так, по данным Минобразования, более чем из 170 тыс. детей-сирот в 2004 году только 7331 обрел родителей в России и 7852 -- за границей. Правозащитники также призывают власти не жонглировать статистическими данными и сравнивать трагические цифры с количеством успешных усыновлений. Так, по данным, которые представил в правительство Владимир Устинов, за последние годы за рубежом в приемных семьях погибли 13 детей из России. Между тем количество российских малышей, обретших семью, только в Америке уже перевалило рубеж в 45 тыс. Посол США в Москве Александр Вершбоу недавно тоже призывал российские власти не нагнетать истерию и не использовать каждую трагедию как повод для строительства железного занавеса, который навсегда разделит тех, кто ищет ребенка, и тех, кто ждет родителей. «Это шокирующие истории, но на них необходимо реагировать осторожно. Кроме того, эти случаи чрезвычайно редки», -- считает г-н Вершбоу.



Повнимательнее присмотреться к тому, что творится внутри России, считает необходимым и председатель Совета при президенте по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова. В беседе с корреспондентом «Времени новостей» г-жа Памфилова заявила, что работу по защите прав детей нельзя вести «аврально, конъюнктурно и привязывать к последними событиями в США». «Произвол по отношению к детям у нас в России невероятен, и нет никакой разницы, забила ли ребенка до смерти родная российская или же американская приемная мать, -- сказала она. --В стране нет системообразующей и юридической основы для защиты прав детей. Мы же пытаемся валить с больной головы на здоровую. Мы начинаем требовать от иностранных усыновителей того, чего не можем обеспечить сами у себя в России, где процветает коллективная безответственность по отношению к детям со стороны общества, семьи и государства».



По мнению г-жи Памфиловой, для защиты прав российских усыновленных детей за рубежом в первую очередь следует упорядочить деятельность посредников, которые по заказу родителей-иностранцев занимаются подбором малышей и оформлением документов, вводить для них обязательное лицензирование и исключить участие в процессе так называемых «независимых усыновителей» -- всевозможных адвокатских бюро, фондов и частных фирм. Сейчас посредники практически неподконтрольны государству, и, к слову, именно через одну из подобных контор и был усыновлен погибший в Америке шестилетний мальчик.



Контролировать же приемные семьи, в которых живут увезенные из России дети, позволят не только двусторонние договоры с другими странами, но и другие межправительственные соглашения -- та же Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления (удочерения), которая была подписана президентом еще в 2000 году, но до сих пор не ратифицирована Госдумой. «Мы слишком долго тянем с Гаагской конвенцией, -- напомнила Элла Памфилова. --Между тем нам надо определиться с тем, что нас в ней не устраивает, прийти к общему мнению с другими участниками и ратифицировать ее».



Ирина БЕЛАШЕВА




http://www.vremya.ru/2005/77/4/124269.htm

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч