Реклама

Публикации

Сироту может обидеть каждый


Генпрокуратура считает, что фирмы, занимающиеся усыновлением российских сирот, часто нарушают законы. Владимир Устинов предложил правительству не отдавать детей из России в страны, с которыми не будет заключен специальный договор. Правозащитники же говорят, что россияне и сами часто калечат и убивают приемных детей.



В четверг, после окончания процесса по делу американской гражданки Ирмы Павлис, признанной виновной в непредумышленном убийстве усыновленного в России ребенка и приговоренной к 12 годам лишения свободы, представители Генпрокуратуры России заявили о многочисленных нарушениях закона иностранными фирмами по усыновлению. Как сообщил замгенпрокурора России Сергей Фридинский, «в ходе проверок установлено, что многие представительства работали без продления сроков аккредитации, учетная документация о деятельности большинства из них находится в запущенном состоянии», передает «Интерфакс». «В ряде случаев договорами-поручениями представители иностранных организаций наделялись полномочиями, выходящими за рамки, установленные российским законодательством, – пояснил он. – А кроме работников представительств в деятельности по усыновлению детей участвовали граждане по различного рода договорам, которые фактически выступали в роли посредников, что запрещено нормативными актами».



Кроме того, сообщил замгенпрокурора, после отправления усыновителям российских сирот фирмы в большинстве случаев не предоставляли никакой информации, где и как живут дети, хотя отчитываться за усыновленных представительства просто обязаны. «В связи с этими фактами прокурорами осуществлено реагирование и приняты меры к устранению нарушений закона, вплоть до запрета сотрудничества с организациями, допускающими его нарушения», – подытожил Фридинский.



К настоящему моменту Генпрокуратура уже инициировала изменения в российское законодательство, касающееся усыновления. В среду, еще до вынесения Павлис приговора, генпрокурор Владимир Устинов обратился к правительству России. Согласно приведенной им статистике, факты насилия над российскими детьми, усыновленными иностранными гражданами, участились: по официальной информации, за последние годы усыновители убили 13 сирот (причем, как отметил Устинов, 12 из них – в Соединенных Штатах).

Поэтому генпрокурор предложил ввести практику заключения международных договоров о контроле за положением детей и разрешать усыновление только гражданам государств, с которыми существуют соответствующие соглашения.



Правительство собирается рассмотреть предложение Устинова в течение двух недель. Скорее всего, оно будет принято – по данным источников в правительстве, инициатива Генпрокуратуры «конструктивна».



Правда, как говорят правозащитники, на самом деле введение системы международных договоров не столько поможет сиротам, сколько ухудшит их положение. А решать проблемы насилия над усыновленными, считают они, нужно другими способами.



«В международных договорах меня пугает то, что это может быть сложно, долго и в итоге затормозить усыновление детей нормальными семьями. От этого никто не выиграет. Невозможно сложные проблемы решать простыми запретительными мерами. Всегда от этого вреда больше, чем пользы», – заявила «Газете.Ru» глава комиссии по правам человека при президенте России Элла Памфилова.

По ее словам, в ряде случаев заключить такие соглашения будет просто невозможно.



«Даже технологически это может быть нереально: Борис Альтшулер, глава организации «Право ребенка», уже говорил, что в США, граждане которых усыновляют массу наших детей, в каждом штате свое законодательство», – пояснила Памфилова.



В целом же, по ее мнению, прежде чем начинать контроль за иностранцами-усыновителями, российским властям стоило бы разрешить проблемы в самой России. «Прокуратура приводит разные аргументы в пользу своего предложения. Первый аргумент – то, что введение международных договоров поможет улучшить контроль над тем, как нашим детям живется за границей. Но это невозможно без решения этих вопросов внутри России, – говорит Элла Памфилова. – Начинать надо с наведения порядка внутри страны. В самой России уровень произвола по отношению к детям беспрецедентен – насилие есть и в родных семьях, и в приемных. Нам необходимо решать системные вопросы. Надо упорядочивать лицензирование фирм, занимающихся усыновлением, создавать в России такие же фирмы профессионалов-посредников, развивать систему патронажный семей, реформировать все системы опеки и попечительства внутри страны, потому что, даже если зарубежные страны примут жесткие меры контроля, у нас это контролировать все равно будет некому. Но для этого, извините, властям надо напрягаться, думать, предпринимать какие-то усилия – но ни Госдума, ни правительство на это не нацелены, потому что дети – это не электорат и не крупные финансовые корпорации, лоббирующие их интересы».



Второй аргумент прокуратуры, по словам Памфиловой, заключается в том, что иностранные граждане усыновляют больше наших детей, чем российские. «Да, больше половины из 15 тыс. усыновленных сирот действительно берут в семьи иностранцы. Но от того, что мы сейчас наложим ограничение, внутри страны больше усыновлять все равно не станут, – считает она. – Сейчас в банках данных 170 тыс. детей, готовых к усыновлению. Так нужно, чтобы и внутреннее усыновление росло, и зарубежное. И противопоставлять это нельзя. Тем более что, например, детей с патологиями берут практически только иностранцы. Тут они они никому не нужны. И какая их ждет участь? Влачить жалкое существование в казенных домах – и никакой перспективы».

По мнению Эллы Памфиловой, на самом деле российские власти сейчас просто спекулируют на общественном возмущении процессом в Соединенных Штатах.



И эта спекуляция, считает она, просто безнравственна. «Еще в 2000 году президент подписал Гаагскую конвенцию, и на протяжении пяти лет мы не можем ее ратифицировать – руки не дошли. Потому что придется попотеть, чтобы дотянуться до европейских стандартов», – заявила Памфилова.




http://www.gazeta.ru/2005/05/05/oa_156839.shtm

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч