Реклама

Публикации

На кого сработает?


Лариса Мове, адвокат по делу об убийстве Дмитрия Холодова, приговоренная за разглашение тайны следствия, а затем амнистированная:



– На карательную систему. Таким образом закрывают непрофессионализм прокуратуры. Потерпевшего защищает вся сила государства, а обвиняемого – один адвокат, роль которого сведена к нулю. По делу Холодова обвиняемые оправданы в связи с доказанной непричастностью – а теперь они что, всю жизнь должны это доказывать? При советской власти практически не было оправдательных приговоров, люди всю жизнь ходили под статьей.



Элла Памфилова, председатель комиссии по правам человека при президенте России:



– Надеюсь, что в пользу пострадавших. Решение правильное, а как оно будет исполнено, зависит от судебных инстанций.



Григорий Пасько, военный журналист, осужденный за шпионаж в пользу Японии:



– В пользу следствия, судов и прокуратуры. Благие намерения померкнут на практике, а права пострадавших так и не будут защищены. Прокуратура и суд будут пересматривать только те дела, которые выгодны государству. Тут нужно менять судей.



Станислав Вавилов, председатель комитета Совета федерации по правовым и судебным вопросам:



– Хотелось бы, чтобы на правосудие. А как будет на самом деле, не знаю. Нужно время – посмотреть, отследить прецеденты. Я думаю, на практике возможны разные варианты. Все зависит от того, как будет выстроена работа.



Алексей Кондауров, депутат Госдумы, генерал-майор КГБ:



– На беззаконие. А независимость судебно-правовой системы еще раз ставится под сомнение. Это вообще-то маразм какой-то! Как определить, мягкий приговор или нет? В правовом государстве такого просто не может быть. Это глупость, но явно сознательная.



Виктор Илюхин, депутат Госдумы, бывший начальник управления Генпрокуратуры СССР:



– У меня двойственное отношение к этому решению. Бывает, что мягкие приговоры выносятся судами несправедливо. И это решение КС можно считать формой контроля за деятельностью нижестоящих судов, которая и в советские времена побуждала их к объективности. Но с другой стороны, при нормальной организации работы судебной системы суды должны отвечать за свою деятельность. Но, видимо, мы до этого не доросли. Я думаю, Конституционный суд поступил разумно.



Ольга Кудешкина, бывший судья Мосгорсуда, лишенная полномочий за критику судебной системы и председателя Мосгорсуда:



– На непрофессионализм и недобросовестность милиции, прокуратуры и судей. Вместо того чтобы поднимать качество следствия и надзор за ним, решили упростить им жизнь. Если ошибаются и первая, и вторая судебные инстанции, значит, судьи недобросовестны или непрофессиональны, их нужно привлекать к ответственности. А так они ни за что не будут отвечать. Если обвиняемые привлечены необоснованно, теперь опять годами над ними будет висеть дамоклов меч, а в переполненных СИЗО вообще нельзя будет повернуться. Оправдательных приговоров и так мало, а теперь вообще не будет.




http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=576929&issueId=2340

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч