Реклама

Публикации

Социальные права россияне ценят больше, чем гражданские и политические


За последнее десятилетие россияне стали больше ценить социальные гарантии и меньше - неприкосновенность частной жизни. Об этом свидетельствуют результаты опроса `Левада-Центра`.





Аналитический центр Юрия Левады (`Левада-Центр`) опросил с 15 по 18 октября 2004 г. 1600 россиян в 128 населенных пунктах 46 регионов России. Опрос по аналогичной репрезентативной выборке проводился ВЦИОМ в 1994 г. Респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа.



`Левада-Центр` и ВЦИОМ спрашивали россиян, какие из прав человека, по их мнению, наиболее важны. При сопоставлении данных двух опросов выяснилось, что за последние 10 лет сограждан стали гораздо больше волновать социальные права. Доля считающих наиболее важным право на бесплатное образование, медицинскую помощь, обеспечение в старости и при болезни, выросла с 64% до 74%. Увеличилась и доля считающих важным право на гарантированный государством прожиточный минимум - с 33% до 41%. Меньше стало тех, для кого важны право на жизнь (54% против 63%) и неприкосновенность личной жизни и жилища (45% против 55%).

Замгендиректора `Левада-Центра` Алексей Гражданкин объясняет динамику тем, что россияне уже не боятся прямых угроз жизни, поскольку `порядка` за последнее десятилетие в стране стало больше. Но социальные проблемы выходят на первый план, усугубляясь в общественном сознании еще и реформой системы льгот, в которой большинство россиян видят угрозу.



`На 1-е место выходят проблемы качества жизни - социальные гарантии, право на медобслуживание и т. д., - а не выживания любой ценой`, - подтверждает директор ВЦИОМ по исследованиям Владимир Петухов.



А директор Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе объясняет рост озабоченности социальными правами тем, что в 1994 г. `по инерции` еще работала советская система медицинского обеспечения и образования, которая за минувшее десятилетие демонтирована.



Председатель комиссии по правам человека при президенте Элла Памфилова уверяет, что выявленные опросом приоритеты `абсолютно совпадают` с данными, получаемыми при обобщении обращений граждан в комиссию. `Людей беспокоят непонятные реформы [в социальной сфере], которых на самом деле нет`, - констатирует она. Гражданские же и политические права, по мнению Памфиловой, отошли для россиян на второй план.



В прошлогоднем послании Федеральному собранию, по сути впервые заявляя о целях своего второго президентского срока, Владимир Путин потребовал удвоить ВВП к 2010 г. и ликвидировать бедность. А в сентябре 2003 г. он поручил специальной рабочей группе подготовить программы реформ здравоохранения и образования. После бесланской трагедии в сентябре к списку `общенациональных задач` добавилась борьба с терроризмом - сейчас несколько рабочих групп заняты разработкой пакета соответствующих законодательных инициатив.



Судя по результатам `Левада-Центра`, получается, что президентский курс совпадает с тем, что волнует народ, говорит Памфилова. Ставить знак равенства между выполнением объявленных президентом задач и реализацией конституционных прав граждан нельзя, но из ответов на вопрос о правах человека хорошо видно, что социально-экономические требования становятся все актуальнее, считает Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций. `В этом смысле заявленные Путиным цели - ответ на настроения населения`, - констатирует он.



Не ставя гражданские и политические права на 1-е место по важности для граждан страны в целом, россияне тем не менее вовсе не хотят от них отказываться. В мае ВЦИОМ спрашивал россиян о том, какие из провозглашенных Конституцией прав и свобод они считают `наиболее важными` для себя лично.



В `первую пятерку` вошли право на труд (49%), право на жизнь (49%), а также права на охрану здоровья (47%), социальное обеспечение (40%) и свободу и личную неприкосновенность (40%). Право на свободу от вмешательств в личную жизнь россияне поставили только на 9-е место (25%), а права избирать и быть избранным, участвовать в общественной и политической жизни, а также свобода совести и религиозные свободы оказались в конце второго десятка.



Отвечая на вопросы о ценностях и правах, важных лично для него, человек всегда будет ставить на 1-е место ценности, актуальные для него в ежедневной жизни, поясняет Петухов. И хотя люди не называют первоочередным для себя лично, например, право избирать и быть избранным, это не означает, что это право они считают ненужным. `Неактуализированность прав в повседневной жизни вовсе не говорит о готовности людей от них отказаться`, - подчеркивает социолог.



А Джибладзе констатирует, что большинство россиян воспринимают гражданские свободы как `абстракцию, не имеющую отношения к их ежедневной жизни`, и готовы `махнуть на них рукой`.



Анфиса Воронина

`Ведомости`

No199 (1239) от 29.10.2004.

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч