Реклама

Публикации

Элла Памфилова: "У нас принято жаловаться на власть и в то же время стелиться ей под ноги"


Ровно два года назад обновился состав Комиссии по правам человека при президенте России. Скромность даты сполна компенсировал выразительный фон: социальные обязательства государства сегодня урезаются по всем направлениям. О том, как правозащитники выстраивают отношения с властью и отчего сами граждане редко отстаивают свои права, рассказывает председатель комиссии Элла Памфилова.



- Сегодня как никогда развит институт правозащиты под крылом государства. Ваша комиссия существует при президенте. В провинции действуют гражданские форумы, опекаемые губернаторами. Возможно ли в этой ситуации сохранять независимость и объективность?



- Комиссия создавалась во времена Ельцина, когда не было еще института уполномоченного. Тогда она больше занималась политикой и академическими разработками, чем правозащитой. Теперешняя комиссия - порождение первого Гражданского форума 2001 года. В нее вошли в том числе лидеры ведущих правозащитных организаций, жестко относящиеся к власти по многим вопросам. Наверное, ни от кого сегодня не получает президент столько упреков, сколько от нас. Ситуация действительно парадоксальная. Правозащитники критикуют правительство и в то же время являются членами комиссии. Но благодаря этому у них есть возможность не просто сотрясать воздух, а доносить свою критику и предложения непосредственно до президента, что важно для обеих сторон. Ведь холуйство чиновников может испортить и обмануть самого адекватного лидера. У нас, к сожалению, принято жаловаться на власть и в то же время стелиться ей под ноги. Не власть давит на подчиненных, а собственный страх и лакейство. Этого у нас в комиссии нет. Как нет и других атрибутов зависимости: административного ресурса, бюджета и громоздкого аппарата. Наш статус - общественный совещательно-консультативный орган.



- Необязательно давить на комиссию, чтобы парализовать ее деятельность. Достаточно к ней не прислушиваться.



- Такая опасность есть в отношении региональных комиссий и гражданских палат при губернаторах. Общественные организации по определению не должны обслуживать власть. А во многих регионах чиновники сознательно продвигают послушных людей. Задавить же неугодных правозащитников очень просто, особенно в провинции: арендой, исками, бойкотом в прессе... На президентском уровне этого не происходит.



- Есть ли у комиссии реальные полномочия?



- Наш главный козырь - возможность напрямую выходить с предложениями на президента, что прописано в положении о комиссии. Но этим дело не ограничивается. Мы также активно работаем с жалобами граждан, которые не требуют вмешательства президента. Направляем их в ведомства, обращаемся к чиновникам, берем ситуацию под контроль. Такие полномочия у нас тоже имеются. Ежемесячно в адрес комиссии приходит до шести тысяч писем. При этом достаточно высока доля положительных решений - примерно треть, для нашей страны это чуть ли не потолок.



- На что вам жалуются чаще всего?



- Чаще всего - на неустроенную жизнь, болезни и отсутствие денег. По потоку обращений в наш адрес можно судить о серьезных изменениях в понимании защиты прав человека. О тотальной смене приоритетов. Кто такие правозащитники в нашем представлении 15-летней давности? Диссиденты, борцы с тоталитарным режимом, которые апеллируют к Западу, защищая политические права и свободы. Так оно и было до конца девяностых, а сейчас ситуация изменилась. Многие правозащитники не могут с этим смириться, но для большинства населения сегодня политические проблемы неактуальны. Согласно последним опросам, основным источником бесправия (свыше 40%) является бедность. На втором месте - чиновничий произвол и коррупция. А война в Чечне, проблемы терроризма, свободы слова и другие традиционные правозащитные темы волнуют до восьми процентов наших сограждан.



- Элла Александровна, насколько часто вы общаетесь с Путиным?



- Строгого графика у нас нет. Встречаемся по мере необходимости. Но важно не количество, а качество этих встреч и отношение к ним президента. На первой же встрече мы наметили несколько ключевых тем: миграция, волокита в инстанциях, экология... В итоге все наши предложения президент поддержал. Была создана рабочая комиссия по проблемам беженцев в Чечне. Внесены поправки в закон о гражданстве, которые мы предлагали. Пусть не на сто процентов, но во многом проблема была решена. Мы разработали законопроект `О праве граждан на индивидуальное и коллективное обращение`. Он встретил мощное сопротивление со стороны многих ведомств. Это естественно, ведь его принятие означает повышение ответственности чиновников всех уровней. Учтены наши предложения, создан орган государственного надзора за экологией. Идет работа по созданию судов для несовершеннолетних. По крайней мере, в первом чтении такой закон уже принят. Принят в первом чтении и закон о системе общественного контроля в местах заключения. Подготовлен документ о контроле за соблюдением прав человека со стороны правоохранительных органов.



- Радужная картина. Выходит, по всем позициям Путин с вами согласен. Неужели нет разногласий и столкновений?



- У нас очень разные позиции по проблеме Чечни. Не до конца удовлетворены мы и законом о гражданстве, поправки в который внесены с нашей подачи. Поправки внесли, а вменяемой миграционной политики как не было, так и нет. Но как раз у президента понимание мы чаще всего находим. А вот на уровне чиновников, которым дано поручение, начинается волокита. Так у нас заволокитили предложение о защите прав военнослужащих, получивших инвалидность в `горячих точках`. Два года уже тянется эта история. Правительства меняются, а бездушие остается.



- Что если это не бездушие, а сознательная политика? Когда-то, будучи министром социальной защиты, вы протолкнули в законодательство огромный список социальных обязательств государства перед людьми. А теперь эти обязательства урезаются по всем направлениям.



- Они и тогда урезались, почему я, собственно, и ушла из правительства. Но в жестокие времена реформ наступление на `социалку` было хоть чем-то оправдано. Сейчас же положение принципиально иное: профицит бюджета, огромный золотовалютный запас, политическая стабильность, которая, правда, держится в основном на рейтинге президента. И в этой ситуации мы отказываемся от тех немногих элементов социального государства, которые еще остаются. Зачем экономить на тех, кто и так ничего не имеет? Это за гранью моего понимания. Единственное объяснение таково. Закон о льготах и компенсациях готовился одновременно с реорганизацией правительства. Чиновники злились, многих из них ждало увольнение. И они с удовольствием заложили массу пакостей в жизненно важный для страны документ. В первых вариантах закона было вообще откровенное издевательство над людьми. Там, например, фигурировал бесплатный транспорт для слепых и безруких. Иначе, как злым умыслом, я это объяснить не могу.



- История с компенсациями - один из редчайших поводов, который заставил людей выйти на улицу и выразить свой протест. Что, впрочем, мало повлияло на ситуацию. В целом же у нас очень инертное общество. Насколько легче вам было бы защищать права граждан, если б они сами их защищали!



- Такова, к сожалению, специфика нашей страны. Надо довести людей до глубокого отчаяния, чтобы они устроили демонстрацию или митинг. А пока можно терпеть, они терпят и, так сказать, пассивно сопротивляются: болеют, уходят в пьянство, в суицид, испытывают приступы беспричинной тоски. Нет достаточного уровня агрессии у россиян, чтобы бороться за свои права по-настоящему эффективно. А потому с каждым годом настроение в обществе становится все мрачнее. Утрата же социального оптимизма означает утрату инстинкта самосохранения и воли к жизни в масштабах страны. Это настолько страшная штука, что последствия ее нам только предстоит осознать.



Беседовал Ян ШЕНКМАН



ДОСЬЕ



Элла ПАМФИЛОВА родилась в Узбекистане. В 1976 г. окончила Московский энергетический институт. В 1989 г. стала народным депутатом Советского Союза, затем членом Верховного Совета СССР, где, в частности, была секретарем комиссии по льготам и привилегиям. В 1991—1994 гг. работала министром социальной защиты населения России. Неоднократно избиралась депутатом Госдумы РФ.



2003 Политический журнал


http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&issue=42&tek=1580&dirid=47&searched=%CF%E0%EC%F4%E8%EB%EE%E2%E

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч