Реклама

Публикации

Элла Памфилова: "В мои функции входит выявлять неприятные стороны нашей жизни"


Ведущий: Николай Сванидзе



Гость: Элла Памфилова - Председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека





- Элла Александровна, я начну сразу, наверное, с неприятного для вас вопроса. Сегодня прошла информация, что из состава вашего Совета по гражданскому обществу и правам человека вышел один из наиболее уважаемых, серьезных его членов - председатель общества “Мемориал” Олег Орлов. Он вышел не потому, что не сработался с вами, он это подчеркивает, к вам он относится с глубоким уважением и почтением. Он мотивирует свой выход тем обстоятельством, что после слов нашего президента Владимира Владимировича Путина, сказанных им в Германии после убийства Анны Политковской, он (Орлов) не видит смысла в том, чтобы оставаться в этом совете, и выходит из него. Ваш комментарий?



ПАМФИЛОВА: Вы знаете, наш совет вообще очень специфический. Мы все, и я в том числе, работаем там на общественных началах. Это такой общественный коллективный советник, и его задача - при прямом, непосредственном общении с президентом давать ему альтернативную информацию, часто отличающуюся от позиции ведомств, скажем, на основе общественных потребностей, на основе общественного взгляда. В составе совета действительно лидеры правозащитных крупных организаций, которые очень критично относятся к власти, многие фактически даже в политической оппозиции находятся. В этом и смысл и суть этого совета - именно выявлять самые провалы в действиях властей, произвол со стороны властей и действительно доводить это до президента. И не просто доводить информацию, но и предлагать решение этих самых острых проблем.



Конечно, мне очень жаль, что Олег Орлов вышел из совета. Завтра мы как раз проводим заседание, и там предполагается обсуждение очень острых проблем. Все равно, конечно, мы работаем, и с “Мемориалом” в том числе, потому что у нас взаимодействие достаточно тесное, и Светлана Ганушкина в составе совета.



- Которая тоже очень критически настроена.



ПАМФИЛОВА: И Алексеева очень критично настроена, и многие другие, но никто выходить не собирается.



- То есть ваша, наверное, роль лично, Элла Александровна, и совета в том, чтобы фактически связывать оппозиционеров, правозащитников с властью и таким образом добиваться какого-то позитивного результата.



ПАМФИЛОВА: Да, и эта точка зрения, давайте честно скажем, меньшинства, подавляющего меньшинства граждан, потому что у нас права человека и правозащитная деятельность не пользуются такой большой поддержкой и популярностью среди населения, другие идеи овладевают массами. Но вот в этом и ценность, я считаю, что это невероятно важно. Понимаете, у нас и так, к сожалению, с правами людей, которые находятся в меньшинстве, и с их возможностью высказывать свою точку зрения, доводить до граждан далеко не благополучно, и я считаю, что роль совета в этом очень важна. Конечно, мне жаль, но это его личная позиция.



- У вас был разговор с Орловым?



ПАМФИЛОВА: Да, перед тем, как он этот шаг предпринял, конечно, он меня поставил в известность, мы с ним поговорили на эту тему. Понимаете, какая проблема. Нравится власть, не нравится власть, если власть легитимна, если она избрана большинством, если она поддерживается большинством, значит, в том числе и общественные организации, правозащитные организации должны с ней взаимодействовать именно для того, чтобы решать те проблемы, которые они считают важными. И во всяком случае наш совет дает такую возможность. Мы не собираемся опускать руки, мы видим массу проблем, решение которых требует нашего давления общественного. В общем, надо работать, и мы будем работать.



- Политковская об очень многом писала, об очень многом она не писала, естественно, невозможно написать обо всем.



ПАМФИЛОВА: Вы знаете, я скажу только одно, что при том, что я с ней была абсолютно не согласна по целому ряду вопросов, но я уважаю ее за мужество. Потому что я тоже одна из немногих, которые с начала чеченской войны ездили туда и помогали и чеченцам, и русским, то есть независимо от национальности, людям, которые были в тяжелой ситуации. И не раз мы пересекались там, кстати. И общая трагедия нас объединила, потому что мы были - она, я и Ганушкин Алексей - вместе с министром Ильясовым 27 декабря, в день, когда Дом правительства в Чечне взорвали, буквально мы вышли оттуда незадолго до взрыва. Это объединяет, это связывает на всю жизнь.



- Я тоже очень уважаю Политковскую. И главное тут то, что просто этот человек, очень мужественная женщина, она погибла насильственной смертью, она была убита. Поэтому сейчас разбираться в том, что она в свое время недоделала... Ну, доделайте вы за нее. Давайте доделаем то, что она не успела.



Вопрос с пейджера Элле Памфиловой: “Почему вы не ведете личный прием и никто из ваших сотрудников этого не делает? Виктор Иванович”.



ПАМФИЛОВА: Потому что не обязана и не должна этим заниматься. По личным обращениям граждан у нас есть государственный институт правовой защиты, это уполномоченный по правам человека, у которого практически целое министерство, штат, и это вменено ему в обязанность. Наш совет работает на общественных началах. Но дело в том, что, несмотря на то, что я не обязана и не должна, все равно нам пишут очень много, и мы за все время существования совета более 30 тысяч жалоб обработали - скажем, это наша добрая воля, - именно выбирая то, что, мы считаем, в нашей компетенции, то, что в наших силах, и то, что очень серьезные и важные проблемы. Я принимаю людей, все равно очень со многими встречаюсь, и много таких индивидуальных, частных проблем все-таки все равно приходится решать. Хотя я вам честно скажу, сначала было трудно соблюсти этот баланс, потому что наша задача выявлять массовые нарушения прав человека и самые острые проблемы и на основе этого готовить предложения для президента, чтобы решать проблему, которая затрагивает интересы миллионов, большого количества людей. Но прием и выявление вот таких, скажем, прецедентных жалоб, конечно, помогают лучше эти проблемы решать. Поэтому не обязана, не должна, но если я вижу важность проблемы, я принимаю, и довольно много, людей и решаю проблемы.



- Давайте звонок послушаем.



СЛУШАТЕЛЬ: Это вас беспокоят из Воронежа. Я к Элле Александровне адресуюсь как к помощнику президента. С одной стороны, громадный профицит, с другой стороны - галопирующая инфляция, низкие пенсии и внутренний долг. Вот как эти вопросы можно обсудить было бы так, чтобы это было полезно для народа?



ПАМФИЛОВА: Вы знаете, я согласна с тем, что у нас нарушена во многом обратная связь между разными уровнями власти и общественностью вот по таким насущным проблемам, касающимся каждого из нас. Я согласна с вами, я тоже не понимаю, честно говоря, когда мы выкачиваем наши недра и превращаем нефть просто в зеленые бумажки, которые лежат и не работают в Стабилизационном фонде. Наверное, имело бы смысл действительно, как некоторые экономисты считают, сейчас закупать, потому что это не вызовет инфляцию, закупать за рубежом новое оборудование, переоснащать наши предприятия технологически, наверное, строительство дорог, наверное, много можно сделать иным способом. Но, к сожалению, вот такой дискуссии экономической серьезной у нас практически нет. И та точка зрения в экономике, которая превалирует много лет, она, к сожалению, продолжает превалировать, и это приводит к тому, что пока уровень жизни и качество жизни серьезно не меняются. И, к сожалению, высокий уровень социальной несправедливости остается. Мне кажется, это одна из самых главных проблем, которая плохо влияет на общество, и такой нездоровый морально-психологический климат именно оттого, что люди понимают, что очень много социальной несправедливости, экономической несправедливости. И, наверное, моральная ситуация в обществе нездоровая.



- Вопрос: “К сожалению, правозащитники во многом себя скомпрометировали. Защищают они не простых граждан, а чаще всего взгляды оппозиции. Главная их деятельность - быть против власти”. Александра задала вопрос.



ПАМФИЛОВА: Дело в том, что тоже правозащитники разные есть. И я бы сказала, что для нашей огромной России беда в том, что вообще правозащитных организаций, правозащитников, которые бы на всей территории России занимались правами людей, очень мало, их катастрофически мало, не хватает. Вот в этом проблема большая. А правозащитники, организации, конечно, есть разные. С разными политическими взглядами, с разными позициями, с разным характером деятельности. И слава богу. Чем больше их будет, тем лучше. Должна быть конкуренция какая-то.



- Больше правозащитников хороших и разных.




http://www.radiomayak.ru/tvp.html?id=24556&cid

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч