Реклама

Публикации

Любого из нас могут посадить за убийство, которого не было



Мы выяснили всю технологию ложного обвинения студента в убийстве родной сестры
Краткое содержание предыдущих публикаций.

Дмитрия Медкова, 17-летнего студента колледжа, арестовывают прямо на уроке химии за убийство родной сестры Татьяны, пропавшей восемь месяцев назад.

Дима признается в убийстве, но мотива - зачем грохнул сестренку? - назвать не может.

Врачи признают его особо опасным шизофреником, а суд отправляет на принудительное бессрочное лечение в спецпсихбольницу. Медков просидел там 3 года и сидел бы еще неизвестно сколько, если бы «убитая» с особой жестокостью и «расчлененная» сестра не нашлась вдруг живая и здоровая. Выясняется, что 14-летняя Таня Медкова обиделась на мать и сбежала из дома (см. «КП» от 28 декабря 2006 г.).

...Нас самих ошеломила скорость, с какой Дмитрия Медкова, осужденного за убийство, выпустили из Ставропольской спецпсихбольницы. Без муторных расследований и новых проверок. Потому что - редчайший случай! - его невиновность стала ОЧЕВИДНОЙ.

Сейчас ясно - история Димы выявила то скрытое огромное напряжение, которое существует между правоохранительными органами и обществом. Каждый наверняка подумал: а сколько таких людей сидят еще по тюрьмам и психушкам, кричат о своей невиновности, а им в ответ только ухмыляются: «Знаем, знаем, все тут невиновные...»

Вина Димы три года назад ни у кого не вызывала сомнений. Столько юристов, судей, адвокатов, и никто не заметил вовремя, что дело откровенно «сшито»? Почему парень с покорностью коровы, идущей на убой, написал явку с повинной? Чью смерть на него повесили, если трупа так и не нашли? У Димы был адвокат (государственный, на частного не было денег). Как он не заметил чудовищных «натяжек», которых было полно в постановлении суда? Ну например: труп, по материалам дела, был дотла сожжен, пепел брошен в реку. Так что экспертизы останков быть просто не могло. Однако в постановлении суда написано, что «потерпевшей был причинен тяжкий вред в виде закрытой черепно-мозговой травмы с переломами костей черепа...». Или: в деле есть акт об использовании служебной собаки. Если учесть, что Диму арестовали через 9 месяцев после исчезновения сестры, непонятно, что там мог унюхать пес... Суд не смутило, что в деле нет экспертизы крови на топоре, которым Дима якобы зарубил сестру. Что не нашли остатки пепла в обычной печке (не в к
рематории, где нужно несколько часов, чтобы тело обратилось в пепел!), где «сгорела» девочка.

Но три года назад эти очевидные нестыковки не увидел никто.

А зачем? «Злодей» ведь признался - убил Таню! И признание, собственно, стало единственным основанием для приговора.

Кому это выгодно?

Наши читатели в откликах не раз спрашивали: а кому это надо было - сажать за решетку простого сельского паренька? Ведь даже трупа бесхозного, который кто-то захотел бы повесить на него и закрыть таким образом «глухое» дело об убийстве, не было!

Фото kp.ru

Татьяна Медкова по нашей просьбе сфотографировалась со свежим (на тот момент) номером «КП». Чтобы ни у кого не осталось сомнений - она действительно жива.

Мы выяснили, как сложились судьбы четырех человек, которые сажали Диму. Что они выиграли? Алексей Анищенко после удачно «раскрытого убийства» Тани Медковой был переведен сначала в более крупный Буденновский район, а затем в аппарат краевой прокуратуры на должность старшего следователя. Следователь РОВД Михнев повышен в звании до майора. Геннадий Кошкидько, прокурор, выступавший на процессе обвинителем, возглавил прокуратуру Новоалександровского района Ставрополья. Судья Юрий Иванов, который вынес приговор Медкову, - ныне действующий судья.

Мы попросили всех участников этой истории дать комментарии.

- Не попрекайте меня карьерным ростом! - возмутился следователь Анищенко. - Медков сам себя оговорил. Он та-а-акие доводы приводил! И как бил, показывал, и как жег...

Судья Юрий Иванов пожал плечами:

- Некоторые моменты этого дела я совсем не помню. У нас за эти четыре года в день по шесть процессов! Вы думаете, я буду каждого Медкова помнить?! Я тут при чем?

Прокурора Кошкидько мы спросили: почему показания Димы никто по-настоящему не проверил?

- Он же с диагнозом! - ответил прокурор. - И не забывайте: не было никаких ни устных, ни письменных жалоб ни от Димы, ни от адвоката, ни от матери...

Следователь Михнев от встречи с нами уклонился -ушел на больничный.

Все они, если честно, совсем не выглядят злодеями. Скорее не слишком дотошными специалистами, которым надоело крутить конвейер правосудия. Никак не покидает ощущение, что дело Медкова они в общем потоке даже не выделяли - потому что надо было быстрее «закрыть год». Ведь арестовали Диму 19 декабря, за десять дней до Нового, 2004 года.


Почему «жертвы» не пытались защититься?

Ну хорошо, судебный конвейер равнодушен. Но была и вторая сторона - Димкина. Почему так быстро сломались Дима и его мама, даже не пытались отбиться? Никто не послал протест в Верховный суд? Ведь не 37-й же год на дворе. Правовые механизмы хоть как-то должны работать! Но тут не сработали.

Мама не обжаловала решение суда в положенный

10-дневный срок по невероятно простой причине.

- Выделенный государством защитник попросил денег, - объяснила мать Димы, Марина Медкова. - А откуда они у меня? Моя зарплата на селе - 300 рублей. Вот он и не стал писать, только руками развел, мол, смиритесь.

Они и смирились.

А Димка? Зачем он признался? Его не били, но профессионально взяли на испуг. Развели, как ребенка. (Впрочем, он ребенок и был - только 17 лет исполнилось.)

- На меня орали и обвинили в убийстве сестры, - рассказывает Дима. - Говорили, что начальник милиции разрешил меня бить. Что меня можно спокойно убить, и ничего им не будет. Я не признавался, пока они не сказали: «Ты сознаешься, что сестру убил на пару с матерью». Этого я не мог... Когда понял, что они будут давить на мать, подписал явку с повинной.

Конечно, в этой истории все основано на просто уникальном, но таком естественном для наших судов стечении обстоятельств. Следствие охотно поверило в то, что молодой парень без видимых мотивов искромсал родную сестру. Поверило, потому что на них висела пропажа Татьяны. А так - больше не висит! Прокурор... а что, работа у него такая - обвинять. Судья только вышел из отпуска, не стал вникать в детали. Родственники Димы смирились.

Адвокат нормально поработать не захотел. И не объявись беглянка Татьяна через три года, и не попади эта история в газету, сидеть бы Диме в психушке с диагнозом «особо опасный шизофреник».

...Итог всего этого невероятного дела тоже очень характерен: в одной из телепередач представители суда почти с гордостью сказали, что процесс был состязательным. И это страшно прогрессивно, это выход на мировой уровень. То есть обвинение представляло свои факты, а защита должна была представить свои. И суд решает, кто сильнее в этой схватке! Но защита, мол, молчала, поэтому...

Поэтому - что? Приговор на основании одного признания? Поэтому - все равно, есть в деле «странные пробелы» или нет? Поэтому - никому не интересно, что было на самом деле, а интересно посостязаться?..

У суда, как нам кажется, нет задача посадить человека. Есть задача разобраться в деле и тогда уж браться за ОБОСНОВАННЫЙ приговор, каким бы он ни был.

Вот это и будет выход на мировой уровень судопроизводства.


ВЕРСИЯ

Уполномоченный по правам человека Ставропольского края Алексей СЕЛЮКОВ:

Во всем виноват старый прокурорский приказ

- На каком основании было возбуждено дело об убийстве и осудили человека, хотя трупа обнаружено не было? - задали мы вопрос Алексею Селюкову, уполномоченному по правам человека на Ставрополье, который много лет был прокурором края.

- Бывший Генеральный прокурор России в свое время издал распоряжение, согласно которому по каждой пропаже человека на местах необходимо возбуждать дело по статье 105 - «убийство». Смысл в этом есть: людей пропадает масса, а никто заниматься ими не хотел. А раз возбуждено дело - нужно проводить следственные действия, искать. Пропавшего не нашли, но дело-то продолжает «висеть» и портить показатели. Вот его и закрыли таким способом.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Борис РЕЗНИК, депутат Госдумы, член президиума

Российского национального антикоррупционного комитета:

Тюрьмы забиты людьми, наказанными за сущую мелочь

- Мы в Комитете по борьбе с коррупцией сталкиваемся с огромным количеством подобных случаев. Невинно осужденных сейчас по России очень много. Я плотно занимался этим вопросом и знаю, о чем говорю. Случаи жуткие. К примеру, в Хабаровском крае одного парнишку осудили за неукраденное ведро картошки. Он просидел в тюрьме 10 месяцев, почти ослеп. Другого пацана и его отца взяли за охапку дров, с помощью которой они хотели согреть свою больную мать. И они без суда просидели три с лишним года.

Следственные изоляторы и тюрьмы забиты людьми, которые сидят за сущую мелочь.

К сожалению, когда человек попадает в лапы так называемого правоохранительного сообщества, он становится абсолютно бесправным. Нет никакой состязательности сторон. Все решают прокуроры. Доводы адвокатов не принимаются. А судьи не хотят вступать в служебные конфликты с прокуратурой. И практически штампуют обвинительные заключения. Пресловутое «был бы человек, а статья найдется» уже имеет реальное воплощение.

С другой стороны, масса обратных историй. Когда люди виноваты в очень серьезных преступлениях, но занимают высокие должности. Тогда делается все, чтобы их прикрыть. Взять хотя бы дело того же сенатора Андрея Вавилова - огромное количество документов, фактов. Мы все посылали в Генпрокуратуру, и нам за подписью Бирюкова давали ответ, что ничего не подтверждается. Так же было и по бывшим министрам Адамову и Аксененко. Но если волею судеб пластинка раскручивается в обратную сторону, то все вдруг подтверждается.

Выходит, что делом занимаются либо непрофессионалы, либо у них есть корыстный интерес.

К сожалению, суды наши тотально поражены взяточничеством и заказухой. Все покупается.

Но, несмотря на весь этот беспредел, ситуация не тупиковая. Виновных надо показывать всей стране. За преступную халатность надо нести ответственность. Нечего таким людям сидеть в судейских креслах. Пусть идут торговать варежками на базаре. Освободились места.


КОММЕНТАРИИ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

Анатолий ПРИСТАВКИН, писатель, советник Президента РФ, в прошлом председатель Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ:

Мы часто получали одни отписки

- Сейчас в России действует 89 региональных комиссий по помилованию. И в отличие от нашей комиссии, которая работала только с документами, у них есть возможность выехать на место, поговорить с человеком, заглянуть ему в глаза...

Но с такими вопиющими случаями беззакония, как с Димой Медковым, обращаться нужно не в комиссию по помилованию, а в Верховный суд. И требовать пересмотра дела!

К нам обращалось по 5 - 6 тысяч человек в год со всех концов России. Из них от 12 до 15% получали помилование.

Со случаями, когда вина человека была сомнительна, мы сталкивались всего 2 - 3 раза. Там и доказательная база была слабая, и формулировки не те, и масса нарушений по ходу процесса... По совету юристов, работавших в комиссии (а среди них были высокие профессионалы, в том числе председатель Верховного суда), эти дела мы отправляли на пересмотр. Но честно скажу: получали одни отписки. Никто нам навстречу не шел. Что делать? Человек болен, уже при смерти... Как ему помочь? Мы предпочитали в таких случаях отдавать документы на помилование, а не ждать еще полгода очередной отписки.


Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир ЛУКИН:

Верховный суд должен обратить внимание на низкое качество судопроизводства

- Мною в адрес министра внутренних дел Нургалиева и Генерального прокурора Чайки направлено обращение, в котором я проинформировал их о грубейшем нарушении конституционных прав гражданина Дмитрия Медкова.

Кроме того, хочу сказать, что Верховный суд страны должен обратить самое пристальное внимание на низкое качество судопроизводства на местах. А районным, областным и краевым прокуратурам необходимо гораздо больше внимания обращать на защиту прав людей.

Что касается компенсации морального и материального вреда для Димы Медкова, то она должна быть существенной. Уверен, что совместно с «Комсомольской правдой» мы доведем это беспрецедентное дело до полного торжества справедливости.


Элла ПАМФИЛОВА, председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека:

Этот случай не единственный. Нам нужны специальные суды для подростков

- Я потрясена этой историей. И была очень расстроена, узнав из газет, что отец Димы писал мне год назад и не получил ответа. Я стала разбираться, и оказалось, что в наш совет письмо так и не дошло. Его перенаправили в прокуратуру. Мы от людей не отмахиваемся. Уже до 40 тысяч писем обработали и многим помогли... А Диму очень жаль. Такая трагедия! Жаль, что письмо его папы к нам не попало. Слава богу, что мальчика не сломали, что все обошлось... Хотя психологическая травма, конечно, останется на всю жизнь.

Зная состояние правоохранительных органов, я прекрасно понимаю, что этот случай далеко не единственный. И подобные «ошибки» стражей порядка далеко не всегда становятся достоянием общественности. Скольких ребят не удается вытащить! Именно поэтому мы настаиваем на введении в России ювенальных судов - специального правосудия для несовершеннолетних, где судьбами детей будут заниматься судьи, психологи и социальные работники, прошедшие особое обучение.


ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Правосудие восторжествовало! Забудьте?..

Мы попросили прокомментировать историю с Димой очень разных людей: адвоката, правозащитника, депутата, писателя.

Почему - не суд и следствие? А они высказались в нашем материале, повторять их мнение о деле Димы просто не хочется.

Вот и получилось, что на одном газетном развороте мы и правоохранительные органы оказываемся по разные стороны. Как в жизни.

Ну хорошо, повезло Диме: увидели, написали, спасли. Ну еще кому-то вот так же выпадет шанс попасть в поле зрения правозащитника, писателя, нормального адвоката, журналиста. И их, возможно, спасут от тюрьмы или психушки. Но это же ненормально. Суд тогда зачем?

Поэтому нам важно знать от суда и прокуратуры - а что будет дальше с «другой стороной»? А виноваты следователи или нет? И судья? И если виноваты - как их накажут?

Получит Дима компенсацию за годы в психушке?

http://www.kp.ru/daily/23844/62472/

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч