Реклама

Публикации

Другая семья. Россияне не могут усыновлять чужих детей, потому что часто не любят своих



В конце прошлой недели министр здравоохранения Михаил Зурабов сообщил, что с 2007 года начнется полная ликвидация детских домов и интернатов. В течение нескольких лет все сироты должны быть распределены в семьи. Эксперты отмечают, что эта идея не нова. В Америке и Европе детских домов нет вообще. Вместо них работают временные сиротские учреждения, где дети живут несколько дней или месяцев до тех пор, пока им не найдут приемных родителей. Однако воплотить в России западный опыт пока невозможно. Причина в одном – общество не готово к такому социальному жесту ни морально, ни физически.

На прошлой неделе министр здравоохранения и соцразвития РФ Михаил Зурабов обратил внимание на то, как много в стране детей-сирот. Решить проблему он предложил самым радикальным способом: через пять-шесть лет закрыть все детские дома, а до этого времени пристроить детей-сирот, которых у нас, кстати, почти 800 тыс., в семьи и организовать такую «профилактику семейного неблагополучия», чтобы новых подкидышей и появиться не могло. «Основная тенденция – ребенок должен найти семью», – подчеркнул Зурабов. С первого января 2007 года будет выплачиваться единовременное пособие при усыновлении и оформлении опеки в размере 8 тыс. руб. Обещал министр поддержать и патронатные семьи, которые будут принимать сирот на определенное время.

Эксперты в один голос заявляют: в теории идея г-на Зурабова хороша. Понятно, что каким бы замечательным ни был детский дом, ребенку все равно нужна семья. В США и Европе детских домов давно нет. Там работают лишь сиротские приюты, где дети живут временно до того момента, пока их не возьмут новые родители. Только у нас не Америка…

«В США устроиться соцработником очень сложно. Зарплаты и пенсии у них в 1,5–2 раза выше, чем у обычного клерка. Поэтому и работают службы опеки и попечительства блестяще, – заявил «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Очень жестки наказания за издевательства над детьми. У нас же, даже если маму и папу лишили родительских прав, ребенок зачастую остается жить с ними. Все дело в элементарной нехватке мест в детских домах. Сейчас в России порядка 770 тыс. сирот и еще 2,5 млн. подростков фактически являются беспризорниками, формально проживая в семьях. Эти цифры говорят сами за себя».

Эксперты убеждены: существующие проблемы за 5–6 лет решить просто нереально. К этому пока не готовы ни родители, ни дети. «Ребенку из интерната нужна социальная адаптация для жизни в семье, – пояснил «НИ» президент фонда «Приют детства» Сапар Кульяров. – В детском доме ребенок привыкает жить все время в одном и том же коллективе, учиться и гулять по графику. Они просто не представляют, что такое семья и не могут сразу приспособиться к новым условиям. Для того чтобы предложение Михаила Зурабова смогло осуществиться, нужно от и до наладить систему адаптации и контроля за ребенком в семье».

Но если адаптацию сирот еще можно ускорить, то подготовку российских семей к усыновлению ускорить невозможно. «Это дело не одного десятилетия, – пояснила «НИ» председатель Совета по правам человека при президенте РФ Элла Памфилова. – Здесь не обойтись без целостной социальной политики. Большинство семей сейчас даже морально не готовы к тому, чтобы взять на воспитание приемных детей. Не говоря уже о финансовой стороне вопроса. Причем действия правительства зачастую только усугубляют ситуацию. Такая мера, как, например, монетизация льгот, серьезно ухудшила положение в социальной сфере. В частности, пострадала система реабилитации инвалидов, в том числе и детей».

Понять потенциальных родителей можно. Сегодня из-за бюрократических проблем многим семьям просто не удается даже взять малыша на патронатное воспитание. «Я решила взять 11-летнего мальчика из коррекционной школы, – рассказала «НИ» Наталья Алешкина. – Но когда стала оформлять документы, особенно медицинские, думала, что застрелюсь. Из МВД справку об отсутствии судимости я ждала 1,5 месяца. Но с медициной ничто не сравнится. Когда я шла из диспансера, то просто плакала от усталости».

Елена Ильина взяла на патронатное воспитание двух девочек. Она столкнулась не только с проблемами оформления документов. «Мы живем в однокомнатной квартире, поэтому нам разрешили взять только двоих детей, – рассказала «НИ» Елена. – Мы хотели бы удочерить обеих девочек, но из-за отсутствия места это невозможно. Разрешают удочерить только одну, но мы этого не делаем, чтобы не травмировать психику другой».

Когда в обществе сформируется ответственное отношение к детям, когда жестокость перестанет быть чертой молодых мам, тогда можно будет говорить и о закрытии детских домов. «С одной стороны, у нас растет рождаемость, а с другой – у нас огромный процент детей матери бросают еще в роддомах, – пояснил «НИ» председатель комиссии по образованию Московской городской думы Евгений Бунимович. – Без снижения общей жестокости в обществе говорить о закрытии детдомов нельзя. Наши семьи пока не готовы в массовом порядке брать на воспитание детей. Нужно провести социальную адаптацию семей, обеспечить высокое финансирование соцработников и прозрачность распределения денег на детей. Кроме того, нужна четкая законодательная база, регулирующая права приемных ребят».

Пока же эксперты опасается и того факта, что меры Минздравсоцразвития окажут малышам медвежью услугу. Сирот станут брать на воспитание люди с корыстными целями. Чтобы этого избежать, нужна система социального сопровождения, которая в России практически не развита. «Органы опеки и попечительства просто не в состоянии контролировать каждого ребенка, – рассказал «НИ» исполнительный директор общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. – Там на одного специалиста приходится 5 тыс. человек населения. При этом центры социальной реабилитации выходов на дом не организуют, хотя их сотрудники могли бы этим заниматься. А они сидят и ждут, когда к ним обратятся за помощью. Но обращаются-то как раз родители, которые осознают проблемы, а серьезные случаи издевательств над детьми остаются нераскрытыми».

По словам экспертов, чиновникам следовало не столько спонсировать приемных родителей, сколько работать именно с кровными семьями. Такой опыт уже имел место в поселке Чайковский Пермской области. Недавно он закрылся просто потому, что там не осталось ни одного ребенка-сироты. Так получилось из-за активного сотрудничества соцработников с кровными семьями.

http://www.newizv.ru/news/2006-12-18/60374/

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч