Реклама

Новости

Право на отдых Эллы Памфиловой


Александра Белуза

Совет при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека остался без председателя. Элла Памфилова, руководившая им восемь лет, в минувшую пятницу добровольно ушла в отставку, рекомендовав вместо себя экономиста, руководителя Института национального проекта "Общественный договор" Александра Аузана. Теперь слово - за президентом. Корреспонденту "Известий" Элла Памфилова и Александр Аузан рассказали о специфике работы посредника между властью и обществом.

известия: Элла Александровна, во всех комментариях вы не называете конкретных причин своего ухода, почему?

Элла Памфилова: Пока не хочу. Не хочу навредить процессу формирования дальнейшей работы совета. Хочу, чтобы был назначен нормальный председатель, чтобы сохранился состав совета, скажем, костяк. Я не из тех, кто считает: ушел, а после тебя хоть потоп. Собственно говоря, главное я сказала. Немножко отдохну, приду в себя, решу, чем буду заниматься дальше.

и: Нужно ли, на ваш взгляд, что-то менять в структуре совета?

Памфилова: Любая структура должна развиваться. Если коллегам понадобится моя помощь или совет, я, конечно, не откажу. Мы и договорились в принципе общаться.

и: В чем будет состоять основная задача нового руководителя, когда он появится?

Памфилова: Главная задача, чем, собственно, я и занималась - быть посредником между государственными структурами, высшей властью и правозащитными организациями, всеми структурами гражданского общества, которые, несмотря на оппозиционный настрой, готовы конструктивно взаимодействовать с властью. Чтобы друг друга слышали, чтобы был диалог и в результате могли находить какие-то взаимоприемлемые решения. Вот это основное - организация диалога.

и: Как вы думаете, у Александра Аузана это получится, если, конечно, президент сделает выбор в пользу его кандидатуры?

Памфилова: Он в совете с первых дней. Да, сам он не правозащитник, но он прекрасно знает всех членов совета, они его воспринимают и уважают, что очень важно. Ведь в совет входят сложные люди, со своими позициями, очень жесткими, и над ними начальника поставить просто так нельзя. Это должен быть человек, которого они будут уважать и который готов терпеливо работать с ними, потому что это очень непросто. И думаю, что далеко не каждого они признают. Александр Аузан для роли посредника идеальный вариант. И знает изнутри, и не радикал, человек очень взвешенный, работал и работает в целом ряде общественных правительственных комиссий. Но тут уже, как говорится, не мне решать. Насколько я понимаю, есть уже много желающих...

и: Даже лидер ЛДПР Владимир Жириновский рвется...

Памфилова: Да, это меня удивило. Если кто-то думает, что там медом намазано... Понимаете, есть еще некие стереотипы в отношении совета. Что мы, дескать, занимались защитой только узкого спектра (граждан. - "Известия") и не защищали других. На самом деле и в совет, и ко мне лично шло огромное количество просьб и жалоб от самых разных людей. И целый пласт нашей работы - не на виду: это защита прав участников и ветеранов Великой Отечественной войны, стариков, военнослужащих. Я, например, горжусь тем, что удалось пробить статус участника боевых действий - а то отправили людей в "горячие точки", а потом забыли о них.

Решение ежедневных проблем вроде бы не входило в наши обязанности - совет же существует просто как общественный коллективный советник. Но для меня это была невероятно значимая возможность, используя статус совета, помогать многим людям, которые уже обращались всюду и ничего не добились. И мне хотелось бы, чтобы это не ушло, чтобы обычные люди, которые сталкиваются с произволом, по-прежнему находили в совете поддержку.

и: Защищать права человека в России становится легче или тяжелее?

Памфилова: С одной стороны, есть последовательные шаги со стороны власти по формированию независимых судов, других демократических институтов. С другой стороны, этому препятствует невероятно высокий уровень коррупции. Произвол - следствие коррупции - часто нивелирует усилия той же власти и гражданского общества на всех уровнях в этом направлении.

Поэтому однозначно не ответишь. Иногда проще в чем-то, а иногда гораздо сложнее. Просто надо четко понимать ситуацию и пытаться находить то, на что можно опереться. Но это сложно. Вообще это всегда сложно, во все времена и во всех странах. Был момент, когда было проще заниматься социальными правами, сложнее - гражданскими, бывают моменты, когда все наоборот. Сейчас вследствие кризиса обострилась ситуация с трудовыми правами. Что касается политических прав и свобод, то их всегда сложнее защищать ближе к выборам.

Александр Аузан: Гражданское общество - это не храм, на котором соответствующая вывеска

известия: Александр Александрович, вас удивило решение Эллы Памфиловой оставить пост?

Александр Аузан: Для меня это был просто шок. Были некоторые намеки в предыдущие месяцы, но мне казалось, мы их гасили обсуждением того, как можно преодолеть трудности, тем более что Элла Памфилова - боец. Ее никакие напряжения и столкновения не останавливают. Поэтому, узнав о том, что она подала заявление, я спросил: "Что же вы не посоветовались?" Элла ответила: "Вы бы меня разубедили, а мне было важно сделать этот шаг".

и: Что послужило причиной ее ухода?

Аузан: Я теряюсь в догадках. Точно нельзя считать причиной всякого рода конфликты с теми или иными движениями или даже высокими чинами в администрации. Потому что, повторяю, Элла, как публичный политик с огромным опытом, как орешки щелкает такого рода конфликтные ситуации и даже умеет заряжаться энергией от борьбы. Мне кажется, очень важным фактором была недостаточная поддержка ее деятельности в последний период. Понимаете, работа посредника между гражданским обществом и властью - это ниша, где каждая из сторон недовольна, потому что проводится не ее линия. Поэтому эта тяжелейшая работа требует поддержки и понимания, а мне кажется, что в последний год Элла Памфилова не получала достаточной общественной поддержки или получала ее поздновато. Что касается реакции президента, то, напомню, пресс-служба президента каждый раз при каком-то конфликте заявляла, что президент удовлетворен работой совета и полностью доверяет его председателю, но это тоже происходило не сразу.

и: Может ли отставка быть связана с недавним обращением совета к президенту с просьбой оградить правозащитников в Чечне от угроз со стороны должностных лиц?

Аузан: Нет, не может быть связана. То, о чем вы говорите, - это обращение членов совета. Оно не было принято всем советом. Поэтому - нет, не думаю.

и: Элла Памфилова сказала, что будет рекомендовать вас на пост нового председателя. Поступало ли к вам какое-нибудь предложение из Кремля?

Аузан: Нет.

и: А в принципе вы готовы к посреднической миссии?

Аузан: Я этим занимался неоднократно, в 2000-2003 годах во взаимодействии с властью и бизнесом. Это действительно очень неблагодарная работа, и у меня на самом деле были другие планы. Но я уверен в том, что совет очень важно сохранить в нынешнем его составе, а также нынешний вектор его деятельности. Поэтому размышления приводят меня к тому, что я готов к переговорам, не буду с порога отвергать предложения.

и: Как бы вы оценили ситуацию с правами человека в России?

Аузан: Хочу напомнить: совет прежде всего не про права человека, а про институты гражданского общества. Мы в совете анализировали годовой доклад, подготовленный Уполномоченным по правам человека в России. И мы согласны с теми оценками, которые дал Владимир Лукин - где затруднения, где положительные подвижки. От себя могу сказать о ситуации с теми правами, в которых я хорошо понимаю - например, с правами потребителя. Дело здесь обстоит не важно, хуже, чем в конце 90-х годов, если говорить о состоянии технического регулирования и защиты в области качества.

и: Разные мнения звучат по поводу состояния гражданского общества в России, есть даже мнение, что его не существует...

Аузан: Видите ли, поскольку я 20 лет в нем живу, то мне как-то странно говорить, что его нет. А если кто-то представляет себе гражданское общество как храм, на котором соответствующая вывеска, то этого не было, нет и не будет. Гражданское общество - это наличие автономных самоорганизованных сообществ, которые решают какие-нибудь задачи. Я утверждаю, что таких сообществ с конца 80-х - начала 90-х в России много. Конечно, последний период жизни для них тяжелый, потому что поправки в закон об НКО 2006 года, вообще говоря, выжгли поле. Потери велики. Поэтому я главным результатом деятельности совета за последние два года считаю то, что мы пришли к президенту со словами: нужны первый символический шаг признания ошибочности репрессивного закона 2006 года и отмена наиболее одиозных его статей. И президент это сделал.

и: Каких-то институтов гражданского общества нам не хватает?

Аузан: Они все есть, но они пока слабенькие и больные. Совет может поспособствовать их выздоровлению. Совет много что может.

izvestia.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч