Реклама

Новости

Самарская школьница Ульяна Гальчук, выселенная вместе с матерью на улицу, попросила защиты у Дмитрия Медведева


Самарская школьница Ульяна Гальчук, выселенная вместе с матерью на улицу, попросила защиты у Дмитрия Медведева, разместив видеообращение на YouTube. По мнению экспертов, чтобы остановить рост числа остающихся без крыши над головой детей, надо срочно менять ориентированное исключительно на оживление рынка недвижимости жилищное законодательство.

Самарская школьница Ульяна Гальчук, выселенная вместе с матерью на улицу, попросила помощи у президента и генпрокурора России. В размещенном на YouTube видеообращении 16-летняя школьница рассказала, как ее вместе с матерью вышвырнули на улицу, а затем окончательно превратили в бомжа, лишив регистрации.

По словам Ульяны, ее мать много лет пыталась отстаивать права на жилье в судах, но наталкивалась лишь на равнодушие, а то и прямые нарушения и фальсификации. Развязка наступила этой зимой, когда судебные приставы выкинули женщину с ребенком на улицу. Дело в том, что дом, который строили Ульянины родители, по документам принадлежал ее бабушке по отцу. После развода с мужем мать девочки пыталась отсудить дом, но безуспешно. И как только суд подтвердил права пенсионерки на спорный дом, она его продала.

Новый владелец сразу же подал иск о выселении женщины и ребенка. Иск был удовлетворен, несмотря на то что у девочки не было другого жилья и органы опеки и попечительства были против.



Одновременно с этим, по заявлению бабушки, суд снял Ульяну с регистрационного учета в квартире, где она была прописана у своего отца (сам он не так давно был убит). «В суде моя бабушка и дядя давали ложные показания, и моя мама сообщала суду об этом, предоставляя доказательства, но судья не стала это проверять и лишила меня регистрации», – рассказывает девочка президенту.

Сам процесс выселения, по ее словам, тоже обошелся без излишней щепетильности: приставы не дали времени даже собрать вещи и передали ключи новому владельцу, не опечатав дом и даже не составив описи находившегося в нем имущества. «Когда нас выселяли, то мама звонила прокурору нашего района Романову и просила его приехать, чтобы разобраться, почему приставы не выдают никаких документов о нашем выселении, но он сказал, что не будет нам помогать и что это наши проблемы», – рассказала Ульяна.

«У меня нет жилья, нет регистрации, но я все еще остаюсь гражданкой Российской Федерации, – говорит девочка в конце своего обращения. – Моя мама не может защитить наши права, потому что одна она не может противостоять массовому беззаконию. Прошу Вас, Юрий Яковлевич и Дмитрий Анатольевич, защитите меня и мою маму!».

По словам прокурора Кировского района Самары Виктора Романова, судебные приставы просто исполняли свои обязанности. При этом все необходимые формальности были соблюдены. «Гальчук была предупреждена о выселении, и она прекрасно понимала, что жила в чужом доме, – рассказал Романов. – Но в ответ на законные требования приставов она начала стрелять в них из травматического оружия. В связи с чем и была доставлена в милицию, и сейчас в отношении нее возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 296 (угроза или насильственные действия в отношении лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование)».

Претензии по поводу отказа выезжать на место прокурор считает необоснованными. «Существует порядок обращения граждан в прокуратуру, и на все обращения Гальчук мы ей давали ответы, – объяснил он. – Но не могу же я по звонку выезжать на коттеджи, я же не пожарник». Где сейчас проживает и прописана девочка, прокурор не знает – эти вопросы не относятся к его компетенции.

Как рассказали «Газете.Ru» в департаменте по вопросам семьи, материнства и детства самарской администрации, сейчас мать и дочь помещены в социальную гостиницу для женщин и детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. «Город помогает им, чем может, – рассказал и. о. руководителя департамента Юрий Куркин. – В течение полугода у них будет здесь отдельная комната и регистрация в ней. Приют помогает с питанием: выдает продукты сухим пайком, при необходимости – одежду и обувь». Куда пойдут мама с дочкой через полгода, чиновник ответить не может. Как не может комментировать решение суда: «Законы пишут в Москве», – заявил он.

По мнению известного эксперта по защите прав детей Алексея Голованя, речь идет о «классическом сюжете», связанном с принятым шесть лет назад жилищным законодательством. А бабушка Ульяны просто максимально воспользовалась возможностями этого «варварского законодательства», чтобы избавиться от бывшей невестки и внучки.

Когда принимался пакет федеральных законов о рынке свободного жилья, в числе прочего были внесены изменения в п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса, касающийся прав членов семьи собственника жилого помещения. Сделано это было с одной целью – увеличить оборот жилья, считает Головань, а права детей при этом вообще не рассматривались.

«В прежней редакции документа было сказано, что переход права собственности к другому лицу не является основанием для прекращения права пользования членами семьи прежнего собственника, – объяснил Головань. – Это означало, что, в случае продажи жилья, тех, кому некуда было идти, выселить из него было нельзя. Так называемые жилые помещения «с начинкой» не были востребованы в обороте, и в 2004 году из закона убрали частицу «не». Теперь переход права собственности уже является основанием для прекращения права пользования, и эта схема, позволяющая избавляться от «бывших» родственников, стала активно использоваться. Собственник продает (реально или фиктивно) жилье другому лицу, а тот на законных основаниях требует выселения и соответственно снятия с регистрационного учета. И наши суды спокойно начали выселять людей на улицу».

Между тем, по словам эксперта, эта норма противоречит ст. 40 Конституции РФ о праве на жилище и ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка, говорящей о том, что во всех действиях административных органов, судов и частных лиц приоритет должен отдаваться защите прав детей. «Самарский суд должен был вспомнить Конвенцию ООН, которая имеет приоритет перед Гражданским кодексом, – считает Головань. – Давайте спросим любых 10 человек на улице, и каждый ответит, что выселять детей на улицу нельзя.

Такое совершенно невозможно ни в одной стране Европы (я много обсуждал эту проблему с зарубежными коллегами). А наша судебная система как штамповала такие решения, так и будет дальше штамповать».

Выписка Ульяны Гальчук из квартиры отца формально также не противоречит действующему законодательству, считает эксперт, хотя и нарушает Конвенцию о правах ребенка. Формальная прописка без проживания не позволяет приобрести права пользования, и снятие с регистрационного учета не представляет трудностей: достаточно доказать, что ребенок состоял на медицинском учете и ходил в школу по другому адресу.

Что до обращения девочки к президенту, то, по мнению эксперта, Медведев мог бы помочь тысячам детей, инициировав изменения ст. 31 Жилищного кодекса и ст. 292 Гражданского кодекса. А также вернув органам опеки обязанности по контролю за сделками с жильем. «Такие поправки есть, и мы можем их представить, – заявил Головань. – Но, к сожалению, Минрегионразвития не видит проблемы. А люди, которые лоббировали в 2004 году законодательство, лишившее крова тысячи детей, занимают сегодня еще более высокие посты».

Конкретно Ульяне, считает эксперт, мог бы помочь Верховный суд, пересмотрев решение на основе Конвенции о правах детей. Но он не станет этого делать, потому что тогда придется пересматривать все аналогичные решения.

«Мы специально запрашивали и Верховный суд, и Мосгорсуд о том, как они применяют нормы международного права, и поняли из полученных ответов, что никак», – рассказал он. Впрочем, у президента есть еще возможность попросить мэра Самары решить проблему Гальчук в индивидуальном порядке. «Сегодня регионам приходится отвечать за новшества, принимаемые наверху, но защиту детей надо выстраивать на федеральном уровне, – считает Головань. – В отличие от Запада, где есть большой жилой фонд, в нашей стране жилье – очень важная социальная категория. Надо посмотреть правде в глаза, признать ошибки и вернуться к тем нормам по защите детей, которые работали до 2005 года».

gazeta.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч