Реклама

Новости

Алексей Головань: "Государство фактически поощряет односторонние действия родителей"


В последнее время все большее число звездных разводов становится достоянием общественности. На страницах СМИ выясняют отношения и делят имущество и детей Руслан Байсаров и Кристина Орбакайте, сенатор Владимир Слуцкер и его супруга Ольга, Виктор Батурин и Яна Рудковская. Но в подобных ситуациях оказываются тысячи других детей, чьи мамы и папы не являются медийными персонажами. Кто защитит их права? Об этом с корреспондентом "Известий" Ольгой Фоминой беседует уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка Алексей Головань.

вопрос: Традиционно в России считается, что суды при разводах в большинстве случаев оставляют детей с матерью. Но в последнее время суды все чаще принимают решения в пользу отцов, особенно если отцы богаты и влиятельны. Можно ли предположить зависимость судебных решений от социального и материального статуса отца?

ответ: Раньше, в советское время, при расторжении брака детей действительно чаще оставляли с матерьми. Однако еще в 1993 году, когда была принята новая Конституция, где был закреплен принцип равной ответственности родителей за воспитание, содержание, заботу о детях, ситуация стала меняться. Верховный суд постановил, что при рассмотрении таких споров судам надлежит изучать материальное положение родителей, их режим работы, степень привязанности ребенка к каждому из них... Поэтому однозначно говорить, что какая-то финансовая составляющая довлеет над такими делами, не совсем правильно.

в: Сегодня все обсуждают случаи, когда отцы еще до решения суда решают судьбы детей, увозят их (как бизнесмен Байсаров) либо не допускают к ним матерей (как сенатор Слуцкер). Насколько законны такие действия?

о: Беда нашего законодательства в том, что государство фактически поощряет односторонние действия родителей! В наших законах не прописана их ответственность за подобные действия. Родители понимают, что за удерживание ребенка им ничего не будет - то есть можно действовать как угодно. С этим нужно бороться!

Почему бы судам не ввести практику, согласно которой до вынесения решения ребенок был бы равно доступен для общения со стороны обоих родителей? Подобная практика широко используется в западных странах: находится семья - возможно, это какие-то близкие люди, которым родители доверяют, или кто-то из родственников. Ребенок живет у них, и на эту семью возлагается обязанность обеспечить равный доступ обоих родителей к ребенку. Более того, если кто-то из родителей начинает нарушать принцип равного доступа, при рассмотрении дела в суде такое поведение родителей играет против них! В этом случае, даже если ребенок проживает до вынесения судебного решения у одного из родителей, ему просто не выгодно делать свой дом закрытым для второго родителя - он заинтересован в обеспечении общением своего супруга с ребенком.

Если бы такая практика применялась у нас, то те же Байсаров и Слуцкер не запрещали бы женам общаться с детьми, а наоборот, предлагали бы им это!

в: Но пока в России такого закона нет, ребенок становится своего рода "заложником" родительского выяснения отношений и способом давления одного родителя на другого?

о: Безусловно. Причем это давление может иметь не только материальную мотивировку, это может быть некая месть бывшей супруге или супругу.

Проблема в том, что, поступая так, родители не до конца оценивают сложившуюся ситуацию и не понимают переживания, которые испытывает их ребенок. Ограничивая его в общении с мамой (как в названных вами случаях) или папой, его ограничивают и в заботе, любви и внимании. А если его еще и настраивают против второго родителя, говорят ему какие-то вещи, которые не соответствуют его детскому мировоззрению, то происходит сдвиг в сознании ребенка, который может затем повлиять на его характер и психику. Родители об этом не думают, используя своего же ребенка, они пытаются решить совершенно недетские вопросы.

в: Как вы думаете, насколько велика вероятность того, что после такого развода ребенок окажется со временем предоставлен сам себе?

о: К сожалению, очень велика. После того как папа или мама уже все доказали себе, друзьям, общественности, интерес к собственному ребенку может пропасть. Конечно же такого может и не случиться. Здесь сложно выделить какие-то общие тенденции, но, как бы там ни было, во всех подобных ситуациях главное - здоровье ребенка! За время судебных разбирательств ему уже будет нанесена серьезная психологическая травма, и после окончания суда родители должны дать ему прийти в себя, в идеальном варианте прекратить последующие разбирательства. К сожалению, на практике такое случается не часто.

в: Насколько подобные истории, становящиеся достоянием СМИ, сказываются на репутации российского бизнеса и структур государственной власти, если к неправомерным приемам в семейных историях прибегают их представители?

о: Наверняка эти истории негативно влияют на наш имидж в глазах зарубежной власти и зарубежного бизнеса. То, что такие деликатные споры решаются у нас нецивилизованно, даже вероломно и без учета интересов детей, дает основания предполагать, как в нашей стране решаются споры и в других областях. И как в спорных ситуациях могут повести себя люди, участвующие в таких семейных "разборках".

в: Как вы считаете, возможны ли некие государственные меры воздействия на родителей, которые принимают такие односторонние действия?

о: Да, однозначно. Но важно понимать, что наказание возможно только в том случае, если государство устанавливает какие-то правила. Наша власть не считает удерживание ребенка нарушением - во всяком случае, это нигде не прописано. А пока нет нарушения, нет и санкций.

izvestia.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч