Реклама

Новости

Элла Памфилова. Россия как сообщество личностей


Роль гражданского общества в становлении демократии сложно переоценить. Общественные институты в развитых странах играли и играют очень важную роль. В России, где формирование независимых общественных организаций еще не закончено, да и, что греха таить, проходит трудно, они пока не стали на деле тем инструментом, который может реально влиять на власть. Это было одной из тем апрельской встречи президента Медведева с членами Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Как оптимизировать взаимоотношения между чиновниками и неправительственными организациями? Что для этого должна сделать власть, а что – общественные объединения? Как в новой России процесс развития государственности видится через призму прав человека и гражданина?

На вопросы «НВ» отвечает председатель Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла ПАМФИЛОВА.


– Элла Александровна, в чем главная задача возглавляемого вами Совета?

– Его основная задача четко выражена в названии – содействовать формированию многочисленных площадок для диалога, взаимодействия и сотрудничества между общественными и государственными структурами по широкому комплексу проблем, волнующих людей. Это многомерный, многоуровневый процесс. Он должен охватить все уровни власти – от сельсоветов до федеральных органов. В этой работе участвуют и другие общественные структуры.

Мы должны способствовать усилению взаимной ответственности. Чтобы общественные организации в процессе создания широкой антикризисной коалиции несли свою долю ответственности за то, что происходит в стране, к ним должны прислушиваться. Нельзя разделять ответственность, если ты ни на что не влияешь. Она появляется тогда, когда есть способы влияния, когда твое мнение учитывается. Чиновники всех уровней должны быть более открыты к диалогу с общественными организациями. А те, в свою очередь, должны не просто вываливать на государственные структуры кучу проблем, но и предлагать способы их решения, свое участие в их совместном преодолении. Только тогда диалог с властью будет эффективен.

– Как бы вы оценили нынешнее состояние диалога между госструктурами и общественными организациями?

– Как совершенно неудовлетворительное. Во многом диалог сегодня формальный. Чиновники разного уровня отмахиваются от взаимодействия, считая, что у них просто отнимают время и они сами все знают и могут решить. Федеральная власть в лице президента в большей степени открыта и идет на диалог с гражданскими организациями. Это показала и встреча Дмитрия Медведева с нашим Советом.

И хотя частью чиновников это воспринято как руководство к действию, некоторые формально начинают создавать для проформы какие то «карманные» образования, не чувствуя, насколько эта фиктивность невыгодна для них же.

Неформальные, интересные, творческие общественные инициативы, потенциал, который заложен в гражданском обществе, в общественных институтах обязательно должны быть востребованы. Государственным структурам будет легче выходить из самых сложных ситуаций, опираясь на гражданское общество. Но пока такого понимания очень мало, особенно в регионах.

А ведь мнение общественных организаций, даже тех, которые жестко критикуют власть, при этом конструктивно отстаивая свою позицию, для той же власти очень полезно. Когда критика направлена на созидание, а не на разрушение – это важный критерий, способствующий диалогу. Самое главное – открытость, прозрачность, способность к диалогу и умение предъявлять жесткие требования к себе – как с одной, так и с другой стороны.
Пока наши общественные гражданские организации не очень сильны и их не так много. Поэтому очень важно, чтобы, несмотря на разногласия, они прежде всего научились бы находить общий язык друг с другом по ключевым проблемам. В этом случае диалог с властью может быть весьма плодотворным.

– Ваше отношение к Общественной палате РФ как к уже состоявшейся общественной организации?

– Это одна из структур, чья функция определена законом. ОП РФ не должна монополизировать право говорить от всего общества, она призвана способствовать развитию гражданских инициатив, гражданских организаций в масштабах всей России. Не подменять их, а помогать им развиваться. Монополия одной структуры чревата уродливым развитием гражданских институтов.

Если говорить об Общественной палате, все же там больше плюсов, чем минусов. Если сразу после ее основания мое отношение было достаточно скептическим, то сейчас скепсис уменьшился. Там есть достойные люди, которые делают много полезного. Таких образований должно быть как можно больше. Я могу высказывать пожелания относительно ее работы, но то, что она действует – уже хорошо. Это институт, который может и должен развиваться.

– Каков, по вашему мнению, оптимальный баланс прав человека и вертикальной жесткой структуры в будущей России?

– Страна благополучна тогда, когда в ней соблюден баланс между государством, обществом и личностью. И одно не подавляет другое. Нам важно с учетом всех демографических проблем, сложности процесса формирования ценностей, с тем, что в последнее время происходят такие грандиозные перемены в стране, укреплять социальный оптимизм, веру в будущее. Вера в свои силы, свои возможности поможет преодолеть невероятные вызовы и сложности, как сплочение нации помогло выстоять во времена Минина и Пожарского.

– Сегодня, к сожалению, общество далеко от единства…

– Да, сейчас общество очень разобщено. Идет формирование его системы ценностей, самоидентификации России, поиска ее места в мире. Маятник качается от неверия к вере, от самоуничижения до самовосхваления. Главное – уважать и ценить себя, верить в свои силы. Проблемы в нашей ментальности, в нашей голове. Мы должны научиться уважать себя, культивировать в себе человеческое, личностное, гражданское достоинство.

Только тогда в России будет не просто население, а сообщество личностей, уважающих себя, верящих в себя, умеющих преодолевать любые трудности. Это тот русский дух, который справится с любыми ситуациями. Сейчас именно то время, когда мы должны мобилизовать волю общества, личности. А для этого надо преодолеть кризис доверия, жуткий разрыв между элитой и народом, социальную несправедливость.

Доверие общества к власти придет, когда у людей, облеченных властью, не будет разрыва между словами и делами. Если наша элита – политическая, финансовая – считает себя элитой, если берет на себя миссию формирования стратегии развития страны, то она не должна обладать менталитетом временщика. Если это люди, готовые потрошить страну здесь и сейчас для того, чтобы завтра хорошо жить где-то за границей, – им все равно, какого качества жизнь у народа, образование, здравоохранение, генофонд, что с нашей природой, экологией. Где учатся их дети? Где формируется судьба этих детей? Где они пускают корни?

Сейчас как никогда важны не деньги, а моральные, нравственные, духовные аспекты, основанные на доверии, взаимопонимании, уважении друг к другу, в том числе представителей власти и гражданских институтов, которые вместе несут ответственность за то, что происходит в стране сегодня и будет происходить завтра. Вот почему нужен открытый диалог, а не имитация каких-то шагов навстречу друг другу.

Без глубинного доверия не возникнет той энергетики, когда люди понимают, что и они в меру своих возможностей несут на себе тяготы по выходу страны из тяжелого положения. Только на этом доверии возможно возникновение социального оптимизма, который бы позволил не просто пережить кризис, а сформировать современную эффективную стратегию развития России, построенную на умении прогнозировать вызовы и динамично их решать. И я полагаю, что у нас для этого все есть – несмотря на многочисленные проблемы. Надо только высвободить энергию и эмоционально-социальный оптимизм людей. Россия всегда только этим выживала.

– Но ведь универсального рецепта сплочения нет…

– Рецепт только один – создать сообщество людей, ощущающих себя народом, которому дорога родная земля. Человеческая солидарность должна превалировать над всеми разногласиями. Политические, религиозные, национальные и другие признаки должны уйти на второй план.

Каким образом это произойдет – это зависит от всех нас: от президента, власти, элиты, народа – всех неравнодушных. Активная часть людей с ее энергетикой пересилит пассивность инертной массы. Хочется, чтобы это произошло. Я знаю, насколько это сложно и тяжело. Это мои мечты, которые, я уверена, на самом деле реальны. Даже если стоящая задача на грани фантастики, это не значит, что она неосуществима. Надо строить дороги, решать массу других проблем, но без эмоционального, нравственного, духовного начала нам не построить новой России.

В стремительно и непредсказуемо развивающихся мировых процессах традиционные подходы не работают. И будущее за той страной, чья элита сможет четко прогнозировать ситуацию и предложить неординарные, творческие способы решения проблем. Если мы сможем, значит, за нашим народом, за Россией – будущее. Если в этой гонке не сможем себя собрать – будущего у нас нет.

Беседовал Андрей Латышев

nashavlast.ru


ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч