Реклама

Аналитика

А.Гезалов. Сиротский душок над Россией


Кажется, что сегодня в России много пишут о жизни детей-сирот, судьбах, того, как они живут. Это стало возможно благодаря многим факторам, нашлись люди, которые написали и пишут об этом, побывав длительное время в шкуре ребенка-сироты. Теперь писать о проблемах, просто побывав пару, раз в учреждение, стало нелепостью. Что может увидеть пусть и взрослый человек, при постоянном нашептывании за спиной - у нас все хорошо. Все хорошо у того, у кого после этих вояжей - дом, муж, свои дети, и звонок-рассказ подруге - у нас опять были - ну а ты, я что, как всегда, у нас все хорошо. А тем временем, на подоконниках, в кровати-дети проживают, переживают свою судьбу, честно ли говорить, что все хорошо?

И снова ночь, ребенок валится в кровать, как в шанс забыться от того, с чем он прожил этот день, без тех, кто Богом обязан рядом, но…

Дети чувствует всей своей и шкурой и душой, что они где-то не тут, не там, но кто их слышит, как преодолеть это несоответстие. Как можно «распорядовать» жизнь ребенка, если этот распорядок надуман, не существует в семье? Чистить зубы, стирать носки, заправлять кровать - самые важные привычки, но за них не платят потом, и они не есть нечто. Часто можно слышать, вот вас же научили делать набор того и этого. Нечто усредненное, между умениями Маугли и человекоподобным, этим кичатся - это успех. И ребенку очень непросто от этого освободится, за тебя не только думают, но и придумают твою опять же судьбу, ты себе не принадлежишь, ты Госовский. Детдомовские дети плохо учатся, и ясно почему, - они так и говорят – нафиг мне биология, я же дышать могу, и есть..

Кто в этом виноват, их родители, общественность, государство – ясно давно, мы все. Много не надо, чтобы заметить что-то не то, неестественное в отношениях между детьми и старшими, воспитателями, просто достаточно встать рядом, на улице, и увидеть, как радостно бегут дети играть, а играть не с кем.. Это трудно, вложиться, врасти в душу ребенка, который не твой, не похож на тебя, не твоя плоть и кровь. Это не просто подвиг или подвижничество, заниматься чужими детьми, разглаживать их безрадостные глаза, души и сжимать маленькие ручки. Отданье этим детям непросто, порой невозможно, быть родственным и милосердным, это очень высокие материи, наверное, самые высокие, что есть на земле – ты и ничей ребенок. Государство во все времена мало когда несла ответственность за уродования своих маленьких граждан. Есть люди, отдающие свои сердца «детско-сиротской Атлантиде», но их очень мало, недостаточно, они не рождаются специально, они это мы.

Детдомовские дети скучны, не потому что мало знают, они скучны от личного Духовного малообразия, им трудно и просто с собой, они заведены на отдельные операции, которые они делают постоянно, не уставая повторяться.

А как потом - семья, как трудно пытаться быть разнообразным, в своем однообразие. Как избавиться от этого, видимого и явного роботического повторения. Утро, зубы, школа, парта, телек, сон - из года в год.

Детдомовские дети разборчивы, они жестко делят на своих и чужих, хороший - плохой, без вариаций. Эта четкость границ создает трудности в общении с домашними одногодками, которые более гибки, способны и простить и подыграть. Дети щедры, цена всему отсутствия знания натуральной цены, того, чего они дарят, продают, теряют.

К сожалению, надо говорить о том, что как бы не старались все структуры учреждения прививать детям навыки самостоятельной жизни, это будет неэффективно. Искусственное вскармливание детенышей животных приводит к тому, что потом они могут жить только в зоопарках. Так надо ли нам выращивать детей, не готовых жить на свободе, не проще ли государству найти замещение тому, что плохо и не качественно работает? Только вот надо ли это государству, большой вопрос.



А.Гезалов

balance@sampo.ru

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч