Реклама

Аналитика

Анастасия НАРЫШКИНА. СИРОТ В РОССИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОСЛЕ ВОЙНЫ


Детей в России становится все меньше, а к 2015 году страна вплотную приблизится к краю демографической "ямы", утверждают специалисты, собравшиеся во вторник на всероссийской научно-практической конференции "Психологическое обеспечение профилактики социального сиротства и отклоняющегося поведения детей и юношества". Кроме того, ежегодно растет число социальных сирот - в 1994 году таких детей было около 500 тысяч, в 2003-м - уже более 700 тысяч.

На краю демографической "ямы"

- В 80-е годы государство проводило активную демографическую политику, увеличило пособия на детей, и рождаемость выросла вдвое, - сказала во вторник на всероссийской научно-практической конференции "Психологическое обеспечение профилактики социального сиротства и отклоняющегося поведения детей и юношества" Галина Климантова, заместитель начальника информационно-аналитического управления Совета федерации. - Родившиеся тогда дети стали взрослыми, и сейчас мы живем довольно хорошо. А вот после 2015 года мы подойдем к демографической "яме": молодых будет мало, и на одного работающего придется колоссальная нагрузка.

Исправить нынешнюю ситуацию сложно, потому что причины ее очень глубокие. Бедность, алкоголизм, безработица, сверхвысокая смертность молодых мужчин - и соответственно огромное число молодых вдов, оставшихся с ребенком на руках. Ясно, что разговоры про нравственность и советы рожать побольше тут не действуют. Сохранить бы тех детей, которые уже есть... Для этого, считает Галина Климантова, государство должно увеличить детские пособия, принять законы о профилактике насилия в семье, заключить со странами СНГ договоры о правах беспризорных детей, разработать положения ювенальной юстиции, и по-новому следует взглянуть на детей, оставшихся без попечения родителей. Их становится все больше. Если в 1994 году таких детей было около 500 тысяч, то в 2003-м - более 700 тысяч. Цифра чудовищная для мирной державы: в 1945 году, после войны, сирот насчитывалось около 600 тысяч.

Патронат выгоден экономически

В России по разным причинам не прижилась традиция развитых стран усыновлять чужих детей, особенно если они старше 5 лет и больны. Однако несколько лет назад в России появилась новая практика - патронатные семьи, которые берут ребенка на воспитание и получают за свою работу зарплату. Ребенок знает, что патронатная семья - не родная и в 18 лет он должен будет ее покинуть. Но специалисты полагают, что патронатная семья гораздо лучше даже самого продвинутого детдома, потому что только в семье, пусть и не родной, ребенок может получить нормальные социальные навыки.

Сегодня эта идея находит поддержку и на государственном уровне - особенно если учесть, что содержание ребенка в патронатной семье обходится государству в несколько раз дешевле, чем в детдоме. По данным департамента образования Москвы, городской бюджет ежемесячно тратит на каждого воспитанника детдома или интерната в среднем 12,3 тыс. рублей (без учета затрат на обслуживание зданий и на покупку оборудования). А в московском детдоме № 19, который специализируется на патронатном воспитании, подсчитали, что государство тратит на содержание ребенка в "казенном доме" на 37% больше, чем на его содержание в патронатной семье. Патронатный воспитатель, мать или отец, числится сотрудником детдома, получает зарплату 2300 рублей, а также пособие на ребенка - 3100 рублей. Экономическая выгода налицо, не говоря уже о прочих.

"Подбираем семью под конкретного ребенка"

Гражданам, желающим попробовать себя на этом благородном поприще, можно обращаться в московский детдом № 19 (тел. 267-62-80, 267-74-19) - он первым в России еще 8 лет назад начал передавать детей в патронатные семьи. Не сказать, что кандидату придется легко: его ожидает несколько этапов отбора. Сначала ему расскажут, что такое патронатная семья, с какими трудностями она сталкивается. Затем будет долгое и подробное интервью, в ходе которого следует рассказать не только о своем желании взять ребенка, но и о материальных, жилищных и прочих условиях, о своих взглядах на воспитание и так далее. Затем - тренинг, ролевые игры. Потом специальная служба, куда входят психологи и социальные работники, выносит решение, можно ли вводить ребенка в эту семью. И только после этого происходит знакомство с ребенком.

Между тем за все время работы детдома № 19 под его крылом образовалось лишь 102 патронатные семьи. Возможно, в Москве можно найти еще несколько организаций, которые оказывали бы такую же помощь, но назвать это массовым движением никак нельзя. Похоже, одна из причин заключается в отсутствии федерального закона о патронатном воспитании. Дело еще и в том, что в России существует огромная и не самая прогрессивная система сиротских учреждений, и перевести ее с привычных рельсов на новые - большая и тяжелая работа.

- У нас есть инициативная группа, она на выходные берет детей из приюта в Серпухове, а не в Москве, - рассказывает Галина Красницкая, консультант фонда "Приют детства". - Потому что московские детдома закрыты на засов. Недавно мы пришли к одному чиновнику из Минобразования с предложением бесплатно размещать информацию о детях-сиротах на нашем сайте. И вот что услышали от чиновника: "Мы боимся, что нас захлестнет волна тех, кто захочет взять ребенка, мы не справимся…" А причина в том, что у них нет системы. И даже если человек хочет взять ребенка, он не знает, куда ему идти.

Анастасия НАРЫШКИНА

http://www.izvestia.ru/community/article60813

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч