Реклама

Аналитика

С. Богданов. Наркомания и дети


Богданов С.И.
Член координационного совета Союза «Гражданское общество – детям России»
Полномочный представитель Фонда НАН в Уральском федеральном округе, председатель Свердловского регионального отделения Фонда НАН
к.м.н., ассистент кафедры токсикологии и СМП Уральской государственной медицинской академии (зав.кафедрой д.м.н, профессор Сенцов В.Г.)



Проблема злоупотребления наркотиками и другими психоактивными веществами (ПАВ) является весьма острой в настоящее время [26].

Исследователи неизменно приходят к выводу, что у 60-75% взрослых наркоманов первый прием наркотиков, а затем возникновение стойкой наркотической зависимости приходятся на возраст до 18 лет [11]. В связи с этим особую тревогу вызывает высокая распространенность употребления всего спектра психоактивных веществ среди несовершеннолетних [28, 29]. По данным авторитетных авторов для подростков наиболее характерно эпизодическое злоупотребление наркотиками без зависимости от них [3]. Они делают попытки попробовать на себе самые различные средства: от алкоголя и ингалянтов – до курения гашиша и приема галлюциногенов. По мере взросления этот период «проб» у большинства из них проходит. [30].

В СССР среди лиц, состоящих на диспансерном учете с диагнозами наркомания и токсикомании, около 9 % были моложе 16 лет [19]. В начале 80-х годов XX века среди подростков распространилось злоупотребление циклодолом, во второй половине того же периода времени – возникла эпидемия использования детьми летучих наркотически действующих веществ [38]. В 1988 г. пробовали психоактивные вещества 15% московских студентов и 22% учащихся СПТУ [4]. По данным других авторов – 12% подростков хотя бы один раз в жизни пробовали наркотические и другие одурманивающие вещества [7].

На основании анализа эпидемиологической ситуации в 1989-1998 гг., рядом авторов была отмечена ярко выраженная тенденция роста потребления психоактивных веществ среди подростков [4, 6]. Среди выборочного контингента учащихся СПТУ, школ и техникумов лица, пробовавшие наркотические и другие одурманивающие вещества, в Москве составляли 10,1%, в Ленинграде – 18%, в Коми АССР – 7-9%. По данным другого исследования, проведенного в 1989 г., хотя бы один раз в жизни пробовали наркотические или иные одурманивающие вещества в среднем 14,5% от общего числа опрошенных подростков, проживающих во Владивостоке, Элисте, Ижевске, Калининграде, Ярославле, Архангельске, Москве и Ашхабаде. [19, 21, 27, 28, 40, 42]. При сравнительном анализе уровня потребления наркотиков в 1991 и в 1994 гг. среди школьников 8-11 классов средних общеобразовательных школ было отмечено сохранение уровня «случайного» потребления ПАВ среди мальчиков (12,6% в 1991 г. и 12,0% в 1994 г.), и рост потребления у девочек (5,9% и 8,7% соответственно) [43]. В 1998 г. в наркологических диспансерах России состояло на учете почти 7 тысяч подростков больных наркоманией и более 16 тыс., злоупотребляющих наркотическими средствами. Кроме того, еще на учете в наркологических диспансерах зарегистрировано более 4 тысяч подростков больных токсикоманией и почти 15 тысяч злоупотребляющих ненаркотическими средствами. Таким образом в 1998 г., в медицинских учреждениях России находилось на учете более 42 тысяч подростков, потребляющих наркотические и другие психоактивные вещества, что составляет 375,1 человек на каждые 100 тыс. подростков. Если в 1988 г. на долю больных наркоманиями подростков среди всех подростков, потребляющих наркотические и ненаркотические вещества, приходилось меньше 4%, то в 1998 г. они составили уже 16%. Число подростков, которым диагноз наркомания установлен впервые в жизни, составило 71,4 на 100 тыс. [1, 11, 12, 13, 17, 15, 18, 23, 26, 34, 36].

Дети, страдающие наркоманиями, токсикоманиями или злоупотребляющие наркотическими или ненаркотическими веществами, стали регистрироваться в отчетах наркологических учреждений в 1993 г. и в этом году было учтено 12 детей с диагнозом наркомания, 84 – с диагнозом токсикомания, 252 ребенка, злоупотребляющих наркотиками и больше тысячи злоупотребляющих ненаркотическими средствами. В последние годы по всем группам учета происходило удвоение численности детей. В 1998 г. число впервые выявленных детей, больных наркоманией, составило 158. На учете с этим диагнозом состояло 196 детей. На учете же на конец 1998 г. состояло 2400 детей с диагнозом токсикомания и 8052 злоупотребляющих ненаркотическими средствами [36, 37, 39, 45, 46, 47, 48, 49].

Анализ материалов государственной статистики не дает полного представления о распространенности потребления психоактивных веществ среди подрастающего населения, так как учитывает только тех, кто обращается за медицинской помощью в государственные медицинские учреждения. Остается часть больных и потребителей наркотических и других психоактивных веществ, не обращавшихся за медицинской помощью или обратившихся в негосударственные учреждения. В связи с этим особую ценность приобретают эпидемиологические обследования отдельных групп населения.

В конце 1997 года методом анонимного анкетирования были опрошены школьники, в десяти городах России (в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Краснодаре, Оренбурге, Новосибирске, Кемерово, Перми, Ярославле, Екатеринбурге). По данным этого исследования - пробовали наркотические вещества до 3% в средних классах и до 15% – в старших [2, 5, 20, 26, 41, 49]. Исследования, проведенные в 1998 г., показывали, что в крупных российских городах каждый третий подросток в возрасте от 11 до 15 лет знаком с ПАВ [45], а 40-50% всех злоупотребляющих впервые попробовали наркотик в возрасте 12-13 лет [9, 33]. Почти 30% потребителей наркотиков не работают и имеют судимость, полученную в возрасте 14-30 лет [29].

С целью изучения распространенности употребления психоактивных веществ (ПАВ) среди учащихся г. Москвы в марте-апреле 1999 года проведено анонимное анкетирование по методике Европейского проекта школьных исследований по алкоголю и наркотикам (ESPAD). В результате исследования получены следующие данные: среди учащихся 9-10 классов употребляли препараты конопли в течение жизни 18,0%, экстази – 2,2%, употребляли героин 5,6% (курение – 3,3%, кроме курения – 2,1%); всего по Москве из группы школьников 10-х классов школ и 1-го года обучения ПТУ и техникумов употребляли марихуану 23,9%, употребляли экстази 2,7%, употребляли героин – 7% (курение 3,9%, кроме курения – 3,1%) [15, 26]. По данным другого исследования [8], имели опыт употребления психоактивных веществ 78% опрошенных, героин употребляло более 16% опрошенных, препараты конопли – 35,9%. Настораживает рост наркомании и токсикомании среди детей 12-14 лет, сами они считают, что истинные цифры, отражающие уровень наркомании и токсикомании, примерно в 100 раз больше, чем приведенные в официальных сводках Минздрава России. Главный государственный санитарный врач страны Г. Онищенко заявлял, что таких больных в 1997 г. в России было около 1 млн [14].

Болезненность наркоманией среди подростков достигла своего пика в 2000 г. и составила 123,9 больных на 100 тыс. подросткового населения. В 2001 г. этот показатель снизился до 100,7. Тенденция к росту заболеваемости наркоманией среди подростков имела место с 1991 по 2000 гг., когда этот показатель достиг своего максимального значения – 84,1 на 100 тыс. подросткового населения. В 2001 г. он снизился, и составил 54,9 [16].

У подростков структура потребляемых психоактивных веществ несколько отличается от всего населения. В динамике за 1999-2001 гг. она сдвинулась в сторону увеличения токсикоманий – их доля выросла с 6,8 % в 1999 г. до 15 % в 2001 г. Препараты опия среди подростков были особенно популярны в 2000 г., их употребляли 103 из 106 всех потребителей наркотиков на каждые 100 тыс. подростков. К 2001 г. число потребителей опиатов среди подростков по всей России уменьшилось на 40 %. Препараты конопли подростки употребляют только в отдельных территориях, связанных с произрастанием дикорастущей конопли. Случаев госпитализации подростков по поводу злоупотребления кокаином не было ни в одной территории. Лечение подростков по поводу употребления психостимуляторов также встречается довольно редко. В 1999-2001 гг. число детей, поступивших в стационары с диагнозом наркомания выросло в 2,3 раза – с 0,79 до 1,79 на 100 тыс. детей, а с диагнозом токсикомания – в 4 раза (1,0 в 1999 г. и 3,9 в 2000 г.). Структура психоактивных веществ, потребляемых детьми, попадающими на лечение в стационар, совершенно иная, чем у всего населения и подростков. В 1999 г. наркотические вещества потребляли 44,3 % детей, а 55,7 % одурманивались токсикоманическими препаратами. В 2000 г. доля наркоманий среди детей уменьшилась до 31,5 %, а токсикоманий выросла до 68,5 %. Среди детей, потребляющих наркотики, 88,4 % использовали препараты опия, 5 % – препараты конопли, 6,4 % страдали полинаркоманиями, очень незначительная доля (0,23 %) приходится на психостимуляторы [24].



Наркомания среди несовершеннолетних в Свердловской области в 1998-2003 гг.



О динамике заболеваемости наркоманиями среди детей Свердловской области свидетельствуют данные, приведенные в табл. 1

Таблица 1
Удельный вес детей (0-14 лет) в общем числе первичных больных

в Свердловской области

Год
Свердловская область

Взято под наблюдение с впервые в жизни
установленным диагнозом наркомания
Доля детей
от общего числа первичных
больных, %

Всего, абс.
Дети

абс.
на 100 тыс. детского населения

1998
2319
26
3,1
1,1

1999
3325
19
2,3
0,6

2000
3433
5
1,9
0,1

2001
2615
8
0,9
0,3

2002
788
0
0,0
0,0

2003
520
1
0,1
0,2




В 1998 г. заболеваемость наркоманиями среди детей в Свердловской области составляла 3,1 на 100 тыс. детского населения. В последующие годы уровень первичной обращаемости больных этой возрастной группы исследуемый показатель стал снижаться, а в 2002 г. не было выявлено ни одного ребенка с наркоманией. В 2003 г. вновь был зарегистрирован единичный случай наркомании в данной возрастной группе. Удельный вес детей (от 0 до 14 лет) среди всех первичных больных на начало исследования составлял чуть более 1,0 %, а в 2002 г. не было выявлено ни одного ребенка с наркоманией.

Таблица 2

Удельный вес подростков (15-17 лет) в общем числе первичных больных

в Свердловской области

Год
Свердловская область

Взято под наблюдение с впервые в жизни
установленным диагнозом наркомания
Доля подростков
от общего числа первичных
больных, %

Всего, абс.
Подростки

абс.
на 100 тыс. подросткового населения

1998
2319
383
191,5
16,5

1999
3325
473
228,3
14,2

2000
3433
298
143,8
8,7

2001
2615
191
92,2
7,3

2002
788
40
17,9
5,1

2003
520
15
6,7
2,9




Первичная обращаемость в связи с наркоманией среди подросткового населения в 1998 г составлял 191,5 на 100 тыс. подросткового населения, и достигла своего максимума к 1999 г. (228,3). С 2000 г. отмечалось выраженное снижение показателя. Удельный вес подростков в общей численности больных наркоманиями за исследуемый период постоянно снижался (с 16,5 % в 1998 г. до 2,9 % в 2003 г.).

В целом данные о заболеваемости наркоманиями в Свердловской области среди различных возрастных групп наглядно демонстрируют, что наиболее высокий уровень распространение злоупотребления наркотиками наблюдался среди подростков. Общей тенденцией для всех возрастных групп является снижение заболеваемости с 2001 г. Однако, среди подростков снижение заболеваемости было отмечено на год ранее всех других групп. В 2002 г. показатели заболеваемости среди различных возрастных групп максимально сблизились на относительно низком уровне. Графически эти закономерности отражены на рис. 1.



Рис. 1. Заболеваемость наркоманиями среди различных половозрастных
групп населения Свердловской области



Показатели заболеваемости наркоманиями среди подростков на начало исследуемого периода намного опережали таковые в других возрастных группах, однако к 2002 г. сравнялся с ними. Резко сократился и удельный вес подростков среди всех первичных больных (с 16,5 % в 1998 г. до 2,9 % в 2003 г.).



Рисунок 2. Удельный вес подростков впервые обратившихся за медицинской помощью в данном году с диагнозом наркомания в Свердловской области в общем числе заболевших подростков в Российской Федерации



Удельный вес подростков, впервые в данном году обратившихся за помощью по поводу наркомании в Свердловской области в 1995-1997 г. достигал 10-11 % от всех подростков-наркоманов России, снизившись к 2001 г. до 5 % (рис. 2).



Данные о болезненности наркоманиями среди детей приведены в табл. 3.

Таблица 3

Болезненность наркоманиями среди детей (0-14 лет) и удельный вес детей в общем числе больных, состоящих под диспансерным наблюдением с диагнозом наркомания

в Свердловской области

Год
Свердловская область

Состоит под диспансерным наблюдением с диагнозом наркомания
Доля детей
от общего числа
больных, %

Всего, абс.
Дети

абс.
на 100 тыс. детского населения

1998
6430
29
3,4
0,50

1999
9354
29
3,4
0,30

2000
11982
49
5,8
0,40

2001
13522
15
1,8
0,10

2002
12381
3
0,4
0,02

2003
11589
2
0,3
0,02




Максимальное число детей с диагнозом наркомания было отмечено в 2000 г. 5,8 на 100 тыс. детского населения. К 2003 г. число детей сократилось до минимума (0,3). Доля детей в общем числе больных наркоманией в течение всего исследуемого периода была незначительной и не превышало 0,5 %.

Таблица 4

Болезненность наркоманиями среди подростков (15-17 лет) и их удельный вес в общем числе больных, состоящих под диспансерным наблюдением с диагнозом наркомания в Свердловской области

Год
Свердловская область

Состоит под диспансерным наблюдением с диагнозом наркомания
Доля подростков
от общего числа
больных, %

Всего, абс.
Подростки

абс.
на 100 тыс. подросткового населения

1998
6430
859
411,9
13,4

1999
9354
974
470,0
10,4

2000
11982
732
353,3
6,1

2001
13522
345
166,5
2,6

2002
12381
147
65,6
1,2

2003
11589
79
35,3
0,7




В начале исследуемого периода число подростков, находящихся под наблюдением с диагнозом наркомания составляло 859 человек (411,9 на 100 тыс. подросткового населения). Своего максимума болезненность наркоманиями в этой возражстной группе достигла в 1999 г. (470,0). С 2000 г. отмечается снижение показателя, который в 2003 г. составил 35,3. Доля подростков в общем числе больных наркоманиями в течение исследуемого периода снизилась с 13,4 % до 0,7 %.

Более наглядно динамика болезненности наркоманиями в различных возрастных группах в исследуемый период в Свердловской области показана на рис. 2.

Представленные данные свидетельствуют о том, что снижение исследуемого показателя в 2002 году обнаруживается во всех возрастных группах, но наиболее выражено оно среди подростков.



Таким образом, в результате проведенного исследования выявлены некоторые возрастные особенности болезненности наркоманией в Свердловской области. К 2002 г. число детей под диспансерным наблюдением в области снизилось до минимума. Доля детей в общем числе больных наркоманией в течение всего исследуемого периода была незначительной. Динамика болезненности наркоманиями среди подростков до 1999 г. отличалась крайне выраженной интенсивностью. Снижение болезненности в данной возрастной группе произошло уже в 2000 г., т.е. на два года ранее, чем в среднем по области.

По уровню болезненности наркоманиями среди подростков в 1996-1999 гг. Свердловская область занимала устойчивое 2-4 место среди всех субъектов РФ – каждый седьмой подросток-наркоман России в эти годы был из Свердловской области (рис. 4).



Из ряда причин, объясняющих высокий уровень заболеваемости и болезненности наркоманиями среди подростков в Свердловской области, можно выделить две основные:

- расширение рынка сбыта наркотиков в основном за счет подростков;

- активность и доступность амбулаторного звена наркологической службы Свердловской области.

Снижение заболеваемости и болезненности наркоманиями среди детей и подростков в последние 4 года можно было бы отнести к однозначно положительным тенденциям. Однако сравнительный анализ динамики заболеваемости алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями (см. рисунок 5) наглядно демонстрирует, что на фоне выраженного снижения числа новых случаев наркомании в этой возрастной группе выявляются устойчивые тенденции роста алкоголизма (в 3 раза) и токсикомании (в 2,5 раза).



Рисунок 5. Сравнительная динамика наркологической заболеваемости среди подростков Свердловской области в 1998-2003 гг.



Таким образом, среди молодежи Свердловской области в последние три года отмечается не снижение злоупотребления психоактивными веществами, а смена одного ПАВ другим.

Чтобы уточнить современные тенденции наркотизма среди молодежи необходимо данные официальной медицинской статистики дополнить социологическими исследования в молодежной среде. Наиболее доступной и информативной для этих целей группой является учащаяся молодежь. Известно, что пик экспериментирования с психоактивными веществами происходит в возрасте 15-16 лет.

В исследовании применялась анонимная анкета, разработанная Европейским центром школьных исследований ESPAD. Анкета содержит 46 вопросов по различным аспектам потребления психоактивных веществ (табака, алкоголя, наркотиков и других ПАВ). Исследование в рамках ESPAD уже неоднократно проводилось в более чем 30 странах Европы. В 1999 г. впервые в нем принимала участие Россия (Москва). В настоящее время уже несколько российских городов используют данную методику.

В исследовании приняли участие 176 учащихся 8-10 классов лицеев и гимназий г. Екатеринбурга. По полу группа респондентов распределилась практически поровну: мальчиков 52,3 %, девочек 47,7 %. Более половины респондентов (60,9 %) составили учащиеся 1987 года рождения, каждый пятый (21,8 %) – 1988 г. рождения, каждый шестой (15,5 %) – 1986 г.р., единичные случаи включали (1,7 %) 1984-1985 г. рождения.

Было выявлено, что никогда в жизни не курили сигарет 52 % (51,7 %) респондентов.

Таким образом, хотя бы один раз в жизни курили – 48,3 %, курят ежедневно – 19,2 % школьников.

В течение жизни ни разу не употребляли алкогольные напитки только один из десяти (11 %) школьников, каждый пятый (18,6 %) употребляет алкоголь очень часто (более 40 раз за жизнь). За последний год не употреблял алкоголь лишь каждый четвертый (25,9 %) школьник. В месяц, предшествующий исследованию только половина школьников (51,5 %) не алкоголизировалась.

На вопрос «Как вы думаете, будете ли Вы употреблять алкоголь в 25 лет» половина школьников (45,5 %) заявило что будут, около 40 % ответили уклончиво – «не знаю», и лишь каждый шестой школьник ответил, что «не будет».

За последний месяц каждый пятый школьник (17,2 %) употреблял пиво 1-2 раза, а каждый десятый – 3-5 раз, каждый пятый за это время выпивал вино от 1 до 2 раз, или алкоголизировался крепкими спиртными напитками не менее 1-2 раз. Во время последней выпивки пивом алкоголизировались более половины школьников (55 %). Таким образом, основным алкогольным напитком, употребляемым подростками, является пиво.

Никогда не пили алкогольных напитков только 12,5 % учащихся. Хотя бы один раз в жизни пили пиво 64,2 %, вино – 63,6 %, крепкие спиртные напитки – 45,1 %. Каждый пятый школьник (22,1 %) напивался один-два раза в жизни, каждый десятый (8,7 %) – 3-5 раз за жизнь.
Была выяснена информированность школьников по различным наркотикам. Так о транквилизаторах слышали 40 % школьников, о марихуане и гашише – 96 %, об ЛСД – 66,3 %, об амфетаминах – 32,6 %, о крэке – 37,6 %, о кокаине – 97,1 %, о героине – 96,6 %, экстази – 76,6 %, о метадоне – 31,0 %, галлюциногенные грибы – 56,6 %. Таким образом, осведомленность школьников о различных, особенно новых видах наркотиков, весьма высокая.

На вопрос «Возникало ли у Вас желание попробовать какие-нибудь наркотики, перечисленные выше?» – каждый десятый учащийся (8,6 %) ответил положительно.

В течение жизни около 10 % школьников употребляла марихуану, причем 2 % – в течение последнего месяца. В течение жизни около 6 % учащихся вдыхали летучие токсические вещества с эйфоризирующей целью. Около 5 % респондентов употребляли транквилизаторы и седативные средства хотя бы 1 раз в жизни. Среди школьников был отмечен единичные случаи курения героина, употребление экстази, сочетанное употребление алкоголя и медикаментов, алкоголя и марихуаны (гашиша).

Хотя бы один раз в жизни употребляли транквилизаторы 2,8 %, марихуану (гашиш) – 6,2 %, экстази – 1,7 %, ингалянты – 2,3 %, алкоголь вместе с лекарствами – 4 %. Никогда не пробовали наркотики 92 % опрошенных.

Доступность сигарет (92 %), пива (93 %), вина (79 %) оценивается школьниками как достаточно высокая. Для крепких напитков доступность определяется ими как умеренная (65 %), т.к. каждый пятый школьник предполагает определенную сложность в их приобретении. Приобретение марихуаны для большинства учащихся является достаточно большой проблемой, хотя каждый шестой школьник считает, что может ее приобрести довольно просто. Доступность основных видов наркотиков оценивается не выше 5-7 %. Для 1/3 школьников не представляет сложности достать ингалянты.

Учитывая невысокую степень выборки говорить о репрезентативности данного исследования не приходится. Поэтому необходимо в самое ближайшее время провести широкомасштабное школьное исследование Екатеринбурге и области.

Но даже на основании представленных сведений можно констатировать, что данные официальной медицинской статистики и социологических исследований в подростковой возрастной группе выявляют отчетливые тенденции распространение злоупотребления алкоголя и снижение актуальности потребления наркотических веществ в этой возрастной группе.



Факторы способствующие приобщению несовершеннолетних к наркотикам.


Желание утвердить свою индивидуальность, соответствуя при этом нормам, принятым в среде сверстников, является закономерным в развитии подростков. Уходы из семьи, принадлежность к какой-либо общественной группе и одобряемая сверстниками противоправная деятельность формируют у подростков как индивидуальность, так и чувство принадлежности к коллективу. Все эти факторы приводят к тому, что подростки и молодые люди особенно склонны к приобщению к наркотикам. Общество и окружающая людей социальная среда оказывают мощное влияние на процесс приобщения к наркотикам (среда сверстников, родители, сибсы, семья, психологические особенности самих подростков, врачи, продавцы наркотиков, массовая культура).

Основным условием инициирующим первую пробу ПАВ среди несовершеннолетних является непосредственное наркогенное давление среды [32]. Наиболее часто упоминаются три фактора, взаимосвязанных с экспериментированием с наркотиками, это – любопытство, доступность и потребление в группе сверстников. Доступность и цена, также как и потребление в группе сверстников связаны и с продолжительным потреблением [51]. В результате опросов были выявлены следующие основные причины, в связи с которыми люди в возрасте 15-25 лет потребляют наркотики: желание вести себя как все; желание забыть все проблемы; наличие семейных проблем; проблем взаимоотношений; одиночество; школьная или профессиональная неудача; обретение самоуверенности; улучшение настроения; средство подружиться [52].

Результатом анализа влияния общественных сил и определения юного возраста начинающих употреблять наркотики явились три теории, которые объясняют причины приобщения к наркотикам:

Теория проблемного поведения: отсутствие уважения к власти, к нравственным и общественным нормам поведения ведет к росту преступности, наркомании и сексуальной распущенности.

Теория стадий: употребление наркотиков – явление прогрессирующее. Оно начинается с алкоголя и сигарет с переходом в дальнейшем к употреблению для развлечения разрешенных и запрещенных законом наркотических веществ (марихуана) и заканчивается в конце концов приемом сильнодействующих наркотиков. Однако не всегда на смену одной стадии приходит другая.

Теория группы сверстников: семья подростка, религия, школа и друзья оказывают влияние на приобщение к наркотикам. Степень распространенности употребления того или иного вида наркотика обусловлена как влиянием общественных сил, так и свойствами самого наркотика [44].

Значительное влияние на ситуацию с распространением злоупотребления наркотиками в России оказывают сложившиеся неблагоприятные экономические условия жизни общества, политическая нестабильность, повышенная социальная напряженность, расслоение и криминализация общества, страх безработицы, отсутствие или значительное ослабление существовавших ранее форм социальной защиты, неуверенность в завтрашнем дне, обесценивание человеческой жизни и другие, столь же неблагоприятные факторы создают постоянный психологический прессинг и неизбежно влияют на уровень и характер потребления психоактивных веществ. Молодежь в период нестабильности становится наиболее уязвимой частью общества, а отсюда, и наиболее подверженной маргинализации. Отсутствие определенной системы ценностей, разлад в психологической сфере деформируют у молодежи систему морально-ценностных компонентов, что приводит определенную часть ее к поиску неадекватных путей выхода из сложившейся ситуации, одним из которых является употребление наркотиков. Для некоторых неформальных объединений молодежи употребление наркотических средств стало модно и престижно, более того, наркотики стали символом красивой жизни для таких групп, как «хиппи», «рокеры», «металлисты». [22, 25, 27]. Наркомания стала по существу элементом молодежной субкультуры [10, 17].

Необходимо выделить также личностные и поведенческие особенности людей, которые могут выступать как «факторы риска» возможного употребления наркотиков, предрасполагать к наркотизации: а) отягощенная алкоголизмом, наркоманиями, психическими заболеваниями наследственность; б) выраженные отклонения в характере, поведении, реагировании вследствие врожденной или приобретенной (из-за травм, нейроинфекций) органической мозговой патологии, врожденных или развившихся в связи с дефектами воспитания патологических (психопатических) черт личности; в) воспитание в социально неполноценных семьях (грубо конфликтных, распадающихся, неполных), члены которых склонны к пьянству или употреблению наркотиков, а также асоциальному или уголовно наказуемому поведению (речь идет и о семьях, формально сохраняющихся, но внутренне разобщенных, в которых удовлетворяются материальные потребности детей, поощряются различные развлечения, но низок духовный уровень, утверждаются эгоцентрические формы поведения). Юношам и девушкам с наличием указанных выше «факторов риска» по отношению к возможной наркотизации могут быть свойственны: а) низкая устойчивость к психическим «перегрузкам», стрессам, сниженная приспособляемость к новым сложным ситуациям, непереносимость конфликтов; б) выраженная напряженность, тревожность, самоуверенность или неуверенность в себе, низкая или завышенная самооценка, трудности в сфере общения; в) импульсивность, в частности со стремлением к получению удовольствия, новых ощущений, приятных и неприятных, как можно быстрее и любым путем; г) психическая и социальная незрелость, инфантильность, недостаточное усвоение общественных норм поведения, постоянная избыточная зависимость от других, подчиняемость, готовность следовать за отрицательными лидерами, в том числе предрасположенность к криминальному поведению.

Настороженность в отношении возможного немедицинского потребления наркотиков или других токсикоманических средств вызывают люди: а) поступающие в токсикологические отделения по поводу отравления лекарствами или иными веществами химической природы; б) посещающие врачей различных специальностей с частыми просьбами выписать препараты с эйфоризирующим, анальгезирующим, седативным эффектом, часто предъявляя необоснованные жалобы на бессонницу, слабость, раздражительность или симулируя сильные боли, приступы бронхиальной астмы и т.п.; в) ранее судимые и отбывающие наказание в местах лишения свободы; г) поступившие в стационар по поводу какого-либо соматического заболевания и обнаружившие симптомы, не свойственные этому заболеванию, на фоне тревожности, раздражительности, бессонницы, которые они стремятся купировать приемом транквилизаторов, анальгетиков и т. п., выпрашивая их у врача или медсестер: д) подростки из неблагополучных семей и асоциальных компаний [31].



Наркологическая помощь для несовершеннолетних


Специализированная наркологическая служба, оказывающая медицинскую помощь несовершеннолетним, имеет в нашей стране недолгую историю. До 1975 года дети и подростки с наркологической патологией, обслуживались, как правило, в лечебно-профилактических учреждениях психиатрического (психоневрологического) профиля. В 1975 году Министерство здравоохранения СССР приказом № 1180 вводит в номенклатуру новую врачебную специальность – «врач психиатр-нарколог», в связи с чем центр тяжести оказания соответствующей профильной помощи постепенно начинает перемещаться в организуемую самостоятельную наркологическую службу. Должность врача психиатра-нарколога для работы с детским и подростковым контингентами определена Приказом Минздрава РФ № 287 от 29.09.98 г. [35].



Профилактика злоупотребления наркотиками и другими Психоактивными веществами



Эффективность любой деятельности зависит от правильно выбранной стратегии. В современной практике стратегий профилактики наркоманий три (кроме милицейской, все они укладываются в классификацию Всемирной организации здравоохранения – три уровня профилактики):

- первичная профилактика, включающая в себя практическое внедрение идей здорового образа жизни (например, работа с организованными здоровыми детскими коллективами, органами детского дошкольного воспитания, органами образования и т.д.);

- вторичная профилактика, базирующаяся на работе с детьми группы риска;

- третичная профилактика, состоящая в работе по профилактике рецидива употребления наркотиков у лиц, зависимых от наркотиков.

Каково же содержание этих трех уровней реабилитации.

Первичная профилактика.

Первичная профилактика – это внедрение идей здорового образа жизни.

Здесь имеется два главных технологических подхода.

1-й технологический подход - развивающие игры.

Это попытка адресоваться к личности ребенка, спровоцировать его на самоутверждение через позитивные ценности, через позитивные мотивы и стандарты поведения. Добиться этого лучше всего удается через игру.

2-я технология- формирование средовых ценностей.

Здесь возможны два варианта деятельности:

- или это процесс изнутри (это самый фундаментальный подход, он дает возможность выработать ценности надолго);

- или это элемент воздействия на человека через среду.

Главная задача формирования средовых ценностей – спровоцировать позитивный внутренний процесс. И здесь не важно, направлено ли это воздействие на больного ребенка, на здорового ребенка, или на взрослого человека.

Эту технологию можно реализовать через программу «Чистая книга» (разработчик – Российский благотворительный Фонд «Нет алкоголизму и наркомании»). «Чистая книга» - это, в идеале, технология, когда ребенок в 10 лет присоединяется к общему пониманию, что «Я не употребляю наркотики» подписываясь в книге. При этом мы уважаем, любой выбор ребенка, который он декларирует. Основная цель первичной профилактики – создание позитивного большинства.

Существуют две порочных формы первичной профилактики:

1) детей пытаются запугать;

2) а родителям пытаются рассказать о симптомах наркомании.

То и другое плохо и не эффективно. Запугать ребенка нельзя по определению, так как он не может понять, что он биологически когда-то завершит свою жизнь. Более того, все рассуждения о наркотиках и его вреде, вызывают у него только любопытство. С ребенком надо говорить о самоуважении, о границах личности, о чувствах.

Родителям же не надо рассказывать, как шарить по карманам и заглядывать в зрачки. Этим мы лишаем родителей главного профилактического инструмента: любви и духовного контакта.

Вторичная профилактика – это работа с детьми группы риска.

Главной целью вторичной профилактики является возвращение ребенка в биологическую семью, т.к. биологическую семью заменить никто не может. Хорошо известно, что значительная часть уличных детей не потеряла связь с семьей, их никуда не надо запихивать, тем более ни в какие интернаты, приюты. Их проблемы дома. Надо прийти к ним домой, и попытаться вместе решить их проблемы дома. Ребенок, который ушел на улицу не имеет позитивной внутренней программы. Он очень слабо отличает асоциальное поведение от социально приемлемого поведения.

В рамках вторичной профилактики в Российском благотворительном фонде «Нет алкоголизму и наркомании» была разработана концепция Реабилитационного пространства.

Реабилитационное пространство включает в себя 3 элемента:

- -организационный;

- информационный;

- правовой,

которые реализуются через три программы:

- Информационно - консультационный телефон;

- «Ребенок на улице» и «Ребенок дома»;

- Ювенальная юстиция.

Наиважнейшим элементом реабилитационного пространства является правовой, где ребенок рассматривается как субъект реабилитации, как личность, с которой надо вступать в контакт, как личность, которая предъявила обществу свое неблагополучие через правонарушения.

Хочется особо отметить, что основная причина детской наркомании у нас в государстве – это нарушение прав детей и подростков, и никакая иная.

Третичная профилактика направлена на профилактику рецидива у людей зависимых от наркотика.

Необходимо исходить из принятия понимания природы наркомании как био-психо-социо-духовной модели болезни.

Основная задача третичной профилактики – создание среды, в которой химически зависимому человеку будет предоставлена возможность реализовать его внутреннее желание встать на путь выздоровления («среда протянутых рук» или «лечебная субкультура»). Наиболее эффективный элемент лечебной субкультуры на сегодняшний день – это группы самопомощи, которые работают по 12-шаговой программе.

Основываясь на идее групп самопомощи можно выстроить и профессиональные программы помощи лицам, зависимым от наркотиков, в основе которых будет стоять консультант, имеющий личный опыт выздоровления.

В Фонде НАН реализуются пять основных программ.

1. Программа «Снижения вреда», основная задача которой не обмен шприцев, а обеспечение первичного доверительного контакта с потребителями наркотиков, которые ранее не обращались за помощью.

2. Первичное консультирование (формирование и поддержание мотивации на отказ от наркотика).

3. Работа в отделении неотложной наркологии (используя экстремальную ситуацию, в которой оказался потребитель наркотика, попытаться помочь ему сделать первый шаг к отказу от наркотика).

4. Амбулаторные программы.

5. Реабилитационные программы.

Необходимо выделить три типа реабилитационных программ.

1. Дневной и круглосуточный стационар в городе.

2. Круглосуточный стационар в загородной зоне.

3. Община.

Все программы НАН технологичны, их реально можно посмотреть, они описаны в методических изданиях РБФ «НАН», их описание имеет прикладное значение [50].







СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Акопян А.С., Харченко В.И., Мишиев В.Г. Состояние здоровья и смертность детей и взрослых репродуктивного возраста в современной России (монография). Россия, Москва, 1999 г.
Баушева И.Л., Кошкина Е.А., Паронян И.Д. Наркостоп: Ежеквартальный бюллетень ЮНЕСКО и Европейской комиссии. Февраль 1998. Выпуск 1-2. С. I-II.
Битенский В.С., Херсонский Б.Г., Дворяк С.В., Глушков В.А. Наркомании у подростков. -–Киев: «Здоровье» - 1989.
Бородкин Ю.С., Кошкина Е.А., Корчагина Г.А., Васильев Ю.Н., Стреляная Е.В. Клиническая токсикология детей и подростков: под редакцией Марковой И.В., Афанасьева В.В., Цыбулькина Э.К., Неженцева М.В. – С-Пб, «Интермедика». – 1998. – С. 126-131.
Булыгина И.Е., Цетлин М.Г., Павлова А.З., Захаров В.Н. //Вопросы наркологии. - 1998. № 1. – С. 66-68.
Габиани А.А. На краю пропасти: наркомания и наркоманы. – М.: «Мысль». – 1990.
Глазов А.А., Кузнец М.Е., Полубояринов А.А., Цетлин М.Г.//Вопросы наркологии. - 1989. № 3. – С. 42-46.
Гречаная Т.Б., Романова О.Л. //Вопросы наркологии. - 1998. № 4. – С. 83-93.
Давыдова А.А., Богоявленский Г.В., Волкова Н.Ф., Мебель Б.Д., Нижников А.М., Чайка Н.А.//Вопросы наркологии. - 1997. № 3. – С. 52-53.
Демин В.А.//Теория и практика противодействия наркомании в уральском регионе/Материалы научно-практической конференции 20 ноября 1998 года. – Екатеринбург, 1998.- стр. 13-17.
Драган Г.Н. //Вопросы наркологии. - 1997. № 2. – С. 76-84.
Зыков О.В. //Вопросы наркологии. - 1997. № 1. – С. 27-33.
Иванец Н.Н. //Вопросы наркологии. - 1997. № 4. – С. 4-11.
Каждый шестой россиянин ежегодно переносит инфекционные заболевания. Официальная хроника. // Медицинский курьер. 1997. № 6 (7). С. 38-40.
Кошкина Е.А. //Образование в области здоровья и укрепление здоровья среди детей, подростков и молодежи в России: Материалы Всероссийского Форума по политике в области общественного здоровья 01.10.97 г. – 30.08.98 г. под редакцией Демина А.К. и Деминой И.А. – М., 1999. – С. 61-62.
Кошкина Е.А., Киржанова В.В., Гуртовенко В.М. Оценка распространенности употребления психоактивных веществ в различных регионах Российской Федерации: Аналитический обзор. – Москва, 2002. – С. 6-8.
Кошкина Е.А, Корчагина Г.А. //Вопросы наркологии. - 1996. № 2. – С. 60-64.
Кошкина Е.А., Корчагина Г.А., Шамота А.З.//Вопросы наркологии. - 1998. № 3. – С. 4-12.
Кошкина Е.А., Кузнец М.Е., Петракова Т.И. //Вопросы наркологии. - 1990. № 3. – С. 30-34.
Кошкина Е.А., Оруджаев Н.Я.//Вопросы наркологии. - 1998. № 4. – С. 46-54.
Кошкина Е.А., Паронян И.Д., Гречаная Т.Б., Чиапелла А. //Вопросы наркологии. - 1996. № 4. – С. 74-76.
Кошкина Е.А., Паронян И.Д., Константинова Н.Я.//Медико-биологические и социальные аспекты наркологии/Сборник научных трудов. – М., 1997. – стр. 201 – 206.
Кошкина Е.А., Тарасова Г.В., Гаврилова А.П. //Вопросы наркологии. - 1997. № 2. – С. 84-94.
Кошкина Е.А., Шамота А.З., Киржанова В.В. Изучение динамики распространенности наркоманий с учетом структуры потребляемых наротических веществ на региональном уровне: Аналитический обзор. – Москва, 2002. – С. 9-10.
Кошкина Е.А., Шамота А.З., Корчагина Г.А., Гуртовенко В.М., Константинова Н. Я., Вышинский К.В., Карпец В.В., Карпец А.В., Патутина Т.П., Мельников В.Ф., Колесников В.В., Терулов Р.А. Методы изучения распространенности потребления психоактивных веществ среди различных групп населения: Пособие для врачей психиатров-наркологов. - М.: НИИ наркологии МЗ РФ.- 1997. - С. 3.
Кошкина Е.А., Шамота А.З. //Студенчество и наркомания: пути решения проблемы./ Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2000. – С. 38-45.
Кошкина Е.А.//Вопросы наркологии. - 1993. № 4. – С. 65-70.
Кошкина Е.А.//Лекции по клинической наркологии/ под редакцией Н.Н. Иванца/. – М.: 1995. – стр. 40 – 52.
Ларионов В.Н. Социально-гигиенические аспекты распространенности наркоманий, токсикоманий среди подростков: Автореферат канд. дисс. – М. – 1997.
Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. – Л.: «Медицина», 1991.
Макаров В.В., Киселева Л.И. Наркология. Изд-во Красноярского университета, 1991. – с. 99-101.
Макеева А.Г. //Вопросы наркологии. - 1999. № 2. – С. 65-70.
Малыгин В.Л.//Студенчество и наркомания: пути решения проблемы./ Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2000. – С. 92-95.
Маркова И.В., Афанасьев В.В. Клиническая токсикология детей и подростков: под редакцией Марковой И.В., Афанасьева В.В., (Цыбулькина Э.К. и соавт., 1998).
Надеждин А.В., Иванов А.И. //Вопросы наркологии. - 1998. № 4. – С. 55-58.
Пелипас В.Е., Рыбакова Л.Н., Цетлин М.Г. //Вопросы наркологии. - 1998. № 4. – С. 70-75.
Приказ Министерства общего и профессионального образования РФ № 718 от 23.03.99 «О мерах по предупреждению злоупотребления психоактивными веществами среди несовершеннолетних и молодежи в 199-2000 годах» //Вопросы наркологии. - 1999. № 2. – С. 12-14.
Пятницкая И.Н. Наркомании. – М.: Медицина, 1994.- с. 12-13.
Рохлина М.Л., Козлов А.А., Каплан И.Я. // Вопросы наркологии. - 1998. № 1. – С. 11-20.
Скворцова Е.С. // Актуальные проблемы медико-социальной реабилитации больных алкоголизмом и наркоманией/Сборник научных трудов, посвященный 70-летию Г.М. Энтина.- М., Орел, -1994.- стр. 55-59.
Скворцова Е.С. // Медико-биологические и социальные аспекты наркологии/Сборник научных трудов. – М., 1997. – стр. 221 – 226.
Скворцова Е.С., Кутина Л.С., Ушакова Г.И. //Вопросы наркологии. - 1995. № 4. – С. 62-66.
Скворцова Е.С., Кутина Л.С.//Вопросы наркологии. - 1995. № 3. – С. 48-53.
Фридман Л.С., Флеминг Н.Ф., Робертс Д.Г., Хайман С.Е. Наркология. - М.: Изд-во БИНОМ., СПб.: Невский диалект, 1998.- с. 27-30.
Цетлин М.Г., Кошкина Е.А., Шамота А.З., Надеждин А.В. //Вопросы наркологии. - 1997. № 4. – С.31-39
Цыбулькина Э.К., Неженцева М.В. – С-Пб, «Интермедика». – 1998. – С. 123-125.
Цымбал Е.И. //Вопросы наркологии. - 1999. № 2. – С. 35-39.
Шевченко А.В. //Вопросы наркологии. - 1997. № 1. – С. 18-21.
49. Энтин Г.М., Шамота А.З., Овчинская А.С., Ашихмин О.А. //Вопросы наркологии. - 1999. № 1. – С. 71-78.

50. Ювенальные технологии: Практическое руководство по реализиции территориальной модели реабилитационного пространства для несовершеннолетних группы риска. М.: Российский благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН), 2004 – 352 стр.

Anderson K. Молодые люди и алкоголь, наркотики и табак. – Региональные публикации ВОЗ. Европейская серия № 66. – 1998. – С. 2.
Eurobarometr. Public opinion in the European Community. Brussels, Commission of the European Communities , 1992, Vol. 37.

ОПРОС:
Как телевидение влияет на детей

Архив



Философская проза Ирины Лежава Причитание
Философская проза Ирины Лежава Так сказал Заратустра

 


Прыгающий мяч